Апрель 26, 2017
экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК

Проблема плохих долгов стала системной угрозой для всей национальной экономики. Сейчас ее решение — одна из главных задач.

В течение всего прошлого года в стране бурно росли проб­лемные активы — с 2,8 млрд до 5,1 млрд руб. в абсолютном выражении, или с 6,8 до 12,8 %. В отличие от многих других проблем национальной экономики власти признают этот вызов и пытаются ему противостоять. Например, для нейтрализации проблемных долгов в сельском хозяйстве было создано специальное Агентство по управлению активами, на балансе которого и предполагается сконцентрировать проблемные долги «Белагропромбанка». Также была проведена сегментация убыточных сельхозпредприятий: одни были определены как подлежащие банкротству, другие — санации. Эти меры призваны нейтрализовать источник проблемы и предотвратить дальнейшее накопление убытков.

В 2017 году перечисленные шаги позволили несколько уменьшить проблемные активы банков по сравнению с пиковыми значениями 2016-го, что породило определенную самоуспокоенность и перевело проблему в разряд будничных. Однако возьмусь утверждать, что она еще очень далека от своего разрешения. Угроза разрастания долгового кризиса в стране по-прежнему велика, а избранный механизм решения проблемы плохих долгов не является в полной мере эффективным. Кроме того, он генерирует ряд новых угроз для национальной эко­номики.

Даже консервация проблемных активов на сложившемся уровне может породить негативные внешние эффекты. Например, концентрация очагов проблемной задолженности в государственных банках (наряду с их чрезвычайно высокой долей в банковской системе страны) может стать катализатором распространения финансовой «инфекции».

К тому же в действительности проблема плохих долгов шире, чем представляется. Официальная статистика (на 1 марта 2017 года 5,1 млрд руб., или 13,3 % от всех активов, подверженных кредитному риску) не в полной мере отражает масштаб угрозы. Например, некоторые проблемные активы уже переданы на баланс Агентства по управлению активами, другие уже отражаются на внебалансовых счетах банков, а потому не попадают в статистическую отчетность. Наконец, множество сомнительных по качеству активов просто не классифицируются как проблемные, например благодаря наличию госгарантий и т. п.

Сохраняется вероятность того, что рост проблемной задолженности продолжится и в 2017 году. Ведь основная причина формирования проблемных долгов — низкий уровень эффективности нефинансовых фирм, порождающий их недостаточную конкурентоспособность и экономическую неустойчивость, — не решена и по-прежнему сохраняет свою актуальность.

Затягивание и промедление с решением проблемы плохих долгов может привести к системному сбою в работе банковского сектора страны. Госбанки, вероятно, уже близки к пороговым значениям проблемной задолженности. Поэтому реальная способность банковской системы поглощать и амортизировать убытки может оказаться существенно ниже текущих оценок.

Передача активов Агентству по управлению активами не является эффективным способом нейтрализации проблемы и, более того, формирует угрозу устойчивого государственного долга. Дело в том, что активы передаются по номинальной, а не по рыночной стоимости. Выходит, что в данном случае государство не штрафует неэффективных заемщиков, а наоборот, потворствует их неэффективности. Такая практика приводит к чрезмерному росту госдолга (долгов местных органов власти), поскольку государство выкупает долги неэффективных заемщиков по номинальной стоимости, которая на порядок выше их справедливой, рыночной стоимости.

Чтобы эффективно решить проблему, одновременно должны функционировать два механизма: «очистка» балансов банков от накопленных плохих долгов и устранение причин их генерирования. Необходимо внедрить четкие, ясные и прозрачные механизмы эффективной «очистки» балансов. Без таких механизмов снижение уровня проблемных активов может оказаться попросту недостижимым, в лучшем случае чрезвычайно длительным и действительно дорогим как для банковской системы, так и для всей экономики.

В сложившихся условиях основой механизма разрешения долгового кризиса видится обмен банковских активов на государственный долг, но с предшествующей обязательной процедурой оценки его чистой справедливой стоимости (то есть дисконтированием номинальной стоимости частного долга). Кроме того, в случаях, когда речь идет о задолженности в иностранной валюте, долг может не только дисконтироваться, но и переводиться в национальную валюту. Процедура определения чистой справедливой стоимости (дисконтирования) является ключевым фактором для формирования верных стимулов всех сторон сделки и обеспечения прозрачности процедуры.

Залогом предотвращения дальнейшего роста проблемной задолженности и, соответственно, устранения первопричины кризиса плохих долгов является повышение эффективности, конкурентоспособности, рентабельности нефинансовых фирм. Последний тезис возвращает нас к уже давно набившим оскомину вопросам необходимости и реалистичности проведения структурных реформ. К сожалению, без них проблема плохих долгов может превратиться в перманентную, стать барьером на пути развития и навлечь угрозу финансовых пертурбаций.

 

Мнение опубликовано в номере 15 газеты "Белорусы и рынок" от 23 апреля 2017 года. Оформить подписку.