Ноябрь 26, 2020

Пирровы разгоны

Олег ШЕПЕЛЮК

Что означает возросший уровень жестокости силовиков, как могут измениться протесты и приведет ли сокращение уличных акций к реальному спокойствию в обществе? Об этом газета «Белорусы и рынок» говорила с белорусскими политологами.

Протесты в Беларуси продолжаются, но реакция на массовые акции все более жесткая.

Почему происходит эскалация насилия? Чем она обусловлена?

Убийство не останавливает

«Власть последовательно усиливает политические репрессии. То, что никто не собирается расследовать дело об убийстве Романа Бондаренко, подтверждают слова Лукашенко о том, что Роман якобы был пьян и участвовал в какой-то драке во дворе», — поделился мнением политолог Валерий КАРБАЛЕВИЧ.

Он считает, что гибель Романа Бондаренко — естественный и логичный результат политики властей, взявших курс на силовое подавление протестов. «Причина активизации насилия — на поверхности: у властей просто нет другого способа борьбы с оппонентами. На протяжении 26 лет единственный способ «разговора» с теми, кто выступает против этой власти, — грубая сила и репрессии. Ничего нового в их арсенале нет. Лукашенко последовательно придерживается этой линии все 26 лет, что находится у власти. А то, что репрессии усилились, так и протесты приобрели невиданный размах и силу, став общенациональными», — подчеркнул Карбалевич.

«Нечеловеческая жестокость — это попытка властей решить не утихающий политический кризис силовыми методами, используя все доступные формы контроля, не ограничивая себя никакими средствами и правовыми рамками», — считает директор Института политических исследований «Палітычная сфера» Андрей КАЗАКЕВИЧ.

Директор аналитического центра EAST Андрей ЕЛИСЕЕВ видит и экономическую составляющую эскалации насилия со стороны силовиков: «Жестокость и вариативность репрессий каждую неделю-две переходят на новый уровень. Это связано с желанием Лукашенко любой ценой покончить с протестами и как можно скорее.

Не исключено, что он стремится решительно «накрыть» протесты сейчас, чтобы с нарастанием экономического кризиса упредить новый, более массовый, виток протестной активности. Каких-то красных линий, ограничивающих силовой беспредел, практически не осталось, потому он просто движется по нарастающей. Если же не поможет и создание в Минске особых зон для усиленного патрулирования, то, вероятно, будут вводить все новые элементы чрезвычайного положения, даже без формального введения такового в соответствии с законодательством. Очевидно, что в Беларуси вторая волна коронавируса будет более разрушительной, чем первая. Потому недовольство населения будет лишь нарастать, и бесконечно долго гайки зажимать госорганы не смогут».

Фикция диалога

Ну а как же «конституционная реформа»? Диалоговые площадки? Может, туда загнать десятки тысяч протестующих, более 100 дней аргументированно выражающих свои требования? О них же из каждого пропагандистского госутюга рассказывают уже не первый месяц. Почему туда никто не идет?..

«Потому что это фикция. Именно от Лукашенко по этой «теме» было сказано мало, хотя он упоминал и о конституционной реформе, и о диалоговых площадках, и о том, что «на улице Конституция не пишется». Но всем здравомыслящим людям понятно, что никакого диалога ни с кем вести он не собирается. Посему это все пустые разговоры, и обращать на них внимания не стоит», — считает Валерий Карбалевич.

«Заявления о конституционной реформе, диалоговых площадках, по крайнем мере в том виде, в каком она сейчас представлена в обществе, — это часть плана по решению политического кризиса, по продавливанию исключительно своего сценария — игры только по правилам власти. И определение партнера по процессу, по мнению Лукашенко, — прерогатива его, а не народа, с которым якобы будут договариваться. И что в итоге будет записано в Конституции — тоже определит он. Этот сценарий — задача-максимум для властей», — считает Андрей Казакевич.

Псевдообеспокоенность Кремля

Что значат слова пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова о необоснованной жестокости? «Безусловно, жестокость, не спровоцированная какими-либо действиями со стороны протестующих, нежелательна и недопустима».

«Время от времени Кремль делает подобные заявления, чтобы не растерять пророссийские настроения среди белорусов. Дело в том, что предоставляя политическую, экономическую и информационную поддержку Лукашенко, Кремль уже разочаровал многих белорусов, которые положительно относились к российскому руководству. Российские чиновники время от времени делают заявления о необоснованной жестокости силовиков, чтобы ввести в заблуждение белорусов насчет реального объекта своей поддержки. А таковым является малопопулярный Лукашенко, а не большинство белорусского народа, выступающего за его отставку, проведение новых честных выборов, и возвращение законности в стране», — сказал Андрей Елисеев.

Протестная трансформация

В последнее время провести массовые единые марши протеста не удается. Почему? Неужели протесты «сдулись»?

«Да, по нескольким причинам протестная активность на последних воскресных маршах была не такой удачной и результативной, как до того, но говорить о том, что протесты «сдулись», по меньшей мере глупо. Первый фактор — конечно же, эпидемия. К тому же поздняя осень, холодный сезон. Нельзя отрицать и того, что за три месяца власти адаптировались к стратегии и тактике белорусов: силовики перешли к превентивным жестким пресечениям акций и избиениям уже после задержаний. Можно говорить о том, что властям на некоторое время удалось перехватить инициативу у протестного движения», — поясняет Андрей Казакевич.

«У силовиков есть гигантская финансовая подпитка государственной системы, а отсюда — возможности совершенствования своих методов. К тому же устранены какие-то значимые противовесы их действиям с точки зрения уважения конституционных прав и свобод. Потому силовикам удалось приспособиться даже к подавлению мобильных и децентрализованных протестных акций. А раз так, то и необходимость в перемене формата протестов тоже созрела», — сказал Андрей Елисеев.

Это поняли и в штабе Светланы Тихановской, которая заявила о намерении изменить форматы протестов. И на платформе «Голос» стартовал опрос. Как может измениться формат воскресных протестных акций?

«Предположить трудно, но, наверное, тактика будет построена на децентрализации протестов, и, возможно, они станут уходить в спальные районы, использовать «партизанские методы», которые предусматривают в том числе уход от прямого контакта или столкновения с правоохранительными органами. Работа с листовками, визуальными символами, бело-красно-белой символикой — думаю, трансформация протестов будет проходить в этом векторе», — предположил Андрей Казакевич.

Решит ли трансформация протестной активности проблему легитимности?

«С точки зрения Лукашенко и окружения — решит. Не думаю, что в нынешнем руководстве кто-то разрабатывает илипродумывает серьезные стратегии. Перед ними стоит довольно прозаическая задача — задавить видимые проявления протестов. Что делать дальше, они будут решать по ситуации. Но очень многие из них, если ориентироваться на высказывания в госСМИ, наивно полагают, что общенациональный протест можно подавить, сбив революционную волну. По их понятиям, после этого люди могут успокоиться и согласиться с фальсификацией выборов, насилием, пытками, убийствами. И все вернется на круги своя — власть продолжит творить все, что захочет, не считаясь с мнением народа. А народ, якобы в режиме пресловутых «80 % поддержки», как в 90-х, будет соглашаться с подавлением инакомыслия. Но вопрос в том, что в обществе сейчас единомыслие и единодушие, все социальные слои и группы едины во мнении относительно выборов и произошедшего после них. Верхушка не понимает того, что о них думают и говорят люди, это их пока (а похоже, и вовсе) не интересует», — сказал Андрей Казакевич.

Как изменятся протесты? Снизится ли их накал? Холода, коронавирус, жестокость милиционеров — что повлияет на них сильнее? «Это все уже в разной степени сказывается на массовости протестов, и величина воздействия каждого из этих факторов будет постоянно меняться. При этом и последствия второй волны коронавируса, и усугубление социально-экономической ситуации подстегнут протестные настроения. Это лишь вопрос времени», — уверен Андрей Елисеев.

Подписка на Все
22 января 2021
Россия выплатила первый транш компенсации Мозырскому НПЗ за грязную нефть.
22 января 2021
Для страны важно ввести в эксплуатацию комплекс замедленного коксования (КЗК) на "Нафтане", потому что через увеличение глубины переработки и выпуска нефтепродуктов мы компенсируем потери от российского налогового маневра.
22 января 2021
Грузия полностью отменит ограничения на международное регулярное авиасообщение с 1 февраля 2021 года.
22 января 2021
Цена биткоина на криптовалютных биржах 21 января упала ниже $30 тыс. впервые с 4 января.
22 января 2021
Теплоснабжение в Московском районе Минска планируют восстановить к четырем часам дня 22 января.
22 января 2021
На пощади Независимости в Минске горел человек. В СК одтвердили, что это был акт самосожжения.

Страницы