Февраль 19, 2017
Андрей МИРОШНИЧЕНКО, бизнес-­тренер

Отечественные преподаватели почти не занимаются серьезными исследованиями и в основном пересказывают то, что почерпнули из книг западных авторов. Это вызывает справедливые нарекания по поводу «вторичности» и несвежести лекций.

Невольно задаешься вопросами: способно ли белорусское бизнес-сообщество генерировать собст­венные деловые знания? чему учат в наших бизнес-школах и чему надо учить?

Учение жесткое и мягкое

Изучаются стандартные дисциплины: маркетинг, финансы, общий менеджмент, управление персоналом. Все они развивают так называемые жесткие навыки. Есть дисциплины, нацеленные на приобретение мягких компетенций — лидерства, умения делегировать полномочия, управления временем и проч. Для получения одних знаний достаточно краткосрочных курсов. Для получения других понадобятся долгосрочные программы вплоть до MBA (хотя в последнее время появились форматы MBA, которые долгосрочными не назовешь).

Ведется много дискуссий по поводу эффективности различных форм обучения. Экспертное сообщество спорит о том, стоит ли разбирать кейсы, достаточно ли практических заданий с разбором проблем реальных фирм, нужно сосредоточиться на теории или же на практических навыках. Некоторые считают, что тренинги больше подходят для мягких компетенций, семинары и деловые игры — для жестких. Идут споры о мотивации слушателей. Многие отмечают, что на лекции ходят не столько за знаниями, сколько ради развлечения.

В любом случае все формы и виды бизнес-обучения решают одну задачу: ликвидируют безграмотность. Это важная миссия, и на нее всегда будет спрос, потому что в бизнес приходят новые люди, которым нужно учиться азам.

Однако достаточно ли предлагаемых компетенций для решения действительно сложных задач, стоящих перед деловым сообществом страны? Почему-то, несмотря на развитую систему бизнес-образования в Беларуси, все учащающиеся кризисы становятся для большинства предпринимателей чем-то совершенно непредсказуемым.

Стоит признать, что наши бизнес-школы учат побеждать в битвах прошлого, а не будущего. Чего не хватает для того, чтобы современное бизнес-образование проектировало будущее и не просто реагировало на складывающуюся ситуацию, а генерировало новые знания, новые решения и действия?

Исследования бывают разными

Представим себе типичного белорусского бизнес-тренера. Скорее всего, у него есть опыт в бизнесе, по крайней мере на различных должностях, за спиной много специализированных курсов и тренингов, ворох прочитанной литературы и собственноручно разработанный учебный продукт, который объединил личный опыт и знания. Для большинства бизнес-задач такого продукта будет достаточно. Однако давайте посмотрим на гуру, по учебникам которых учатся наши бизнес-тренеры, — на Минцберга, Акоффа, Котлера, Портера, Рэкхема, Джима Коллинза и др. Каков их путь? Большую часть времени эти авторы занимались академическими исследованиями, которые затем легли в основу книг и учебных дисциплин. Без исследовательского этапа невозможно появление прорывных знаний, а там, где есть исследования, есть и деньги на них, гранты из различных источников, чаще всего из частных фондов.

Формально в Беларуси тоже есть исследователи, преподающие в вузах. В их ставку входят часы на «исследования», по результатам которых, согласно плану, пишутся статьи. Преподаватели получают мизерную зарплату и, как правило, подрабатывают в нескольких вузах и бизнес-школах. Однако поскольку за плечами у таких преподавателей нет толковой консалтинговой практики, то и проверить свои знания и выводы в поле им не удается.

С другой стороны, консалтинговые компании всегда работают на среднем уровне, затачивают инструменты на всем, что попадется. У них нет возможности заниматься сменой научных парадигм. В итоге единственным настоящим генератором знаний становятся преподаватели частных бизнес-школ, которые пытаются в свободное от работы время что-то обобщать и исследовать.

Слабая в целом по стране исследовательская база порождает море недовольства слушателей, мол, все, что они слышат, ужасно вторично и несвеже. Итак, корень проблемы в отсутствии новых знаний и их проверки. Исправить ситуацию может лишь специально организованная деятельность, которая, по-хорошему, не может осуществ­ляться в одиночку, но ведь и публика предпочитает прежде всего практиков, а не теоретиков. Пока же то, что получают слушатели, ограничивается узким индивидуальным опытом и не подкрепляется серьезными, фундаментальными знаниями.

Теряем рынок бизнес-образования

Так может, стандартного ликбеза с тренингами-шоу достаточно и не стоит изобретать ничего нового, а нужно лишь прислушаться к более продвинутым западным гуру? Возможно, нашим преподавателям следует отвести роль только ретрансляторов развитого западного знания? Действительно, зачем слушать доморощенных специалистов, если сегодня можно за сопоставимые деньги дистанционно учиться у иностранца.

Создается впечатление, что с развитием дистанционных форм преподавания мы можем вовсе потерять собственный рынок бизнес-образования. Останутся только развлекательные формы, для которых обязательно личное присутствие.

Местная изюминка

Что же такого незаменимого может и должно дать местное бизнес-образование? На чем будет строиться эта отрасль в нашей стране, особенно если учесть огромные вложения глобальных и региональных игроков в индустрию знаний? Вопросы нетривиальные, а ответы на них требуют фундаментальных знаний.

Объект учебных бизнес-­дисциплин — деловая деятельность. Ведение дел в Беларуси отличается от бизнеса, например, в США своими привычками, юридическими тонкостями, культурными традициями, производственными связями, оставшимися еще со времен СССР. Знания о том, как, используя все вышеперечисленное, заниматься бизнесом и есть то ценное и неповторимое, что может дать местная школа.

С другой стороны, зная факторы и обстоятельства, сопутствующие бизнесу в Беларуси, можно влиять на их улучшение. Знания способны подсказать новые точки роста не только отдельных компаний и видов деятельности, но и экономики в целом. Чтобы достичь такого результата, нужно начинать с инвестиций в исследования. Иначе никак. Впрочем, открытым остается вопрос: кто и как будет инвестировать?

Подписка на Бизнес-образование + западные лекторы
19 февраля 2017
Успех бизнес­образования будет зависеть от того, удастся ли предприятиям и бизнес­школам наладить тесную связь между собой. Такое мнение в интервью «БР» высказал председатель Ассоциации бизнес­образования, директор Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ (ИБМТ БГУ) Владимир АПАНАСОВИЧ.