Март 04, 2017
директор Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН) Жанна ТАРАСЕВИЧ

Государство ждет от бизнес­объединений активной позиции в вопросах улучшения делового климата и отраслевого саморегулирования, но не создает условий для того, чтобы эти союзы были сильными.

В последнее время диалог между бизнесом и государством вселяет оптимизм. К голосу предпринимательских объединений наконец-то прислушались, наши представители вошли во все ключевые рабочие группы и общест­венно-консультативные советы при органах госуправления. Нас все чаще привлекают к решению различных задач. Правительство заявляет о необходимости искать зарубежные инвестиции — мы создаем путеводитель для инвестора, надо поддержать белорусскую глубинку — разрабатываем стратегии регионального развития, наметился дефицит кадров — занимаемся и этой темой.

Решение всех этих задач ложится на плечи конкретных исполнителей, которые работают в белорусских бизнес-союзах и труд которых измеряется не только временем, но и деньгами. Чтобы справиться с растущими задачами, объединения предпринимателей должны иметь стабильное финансирование и хорошую материально-техническую базу.

От представителей власти мы слышим: стране нужны сильные бизнес-союзы! К сожалению, это только слова, поскольку пока государство не создало условий для того, чтобы мы действительно были сильными.

Членские взносы организаций до сих пор не относятся на затраты для целей налогообложения, а уплачиваются из прибыли компаний. Бизнес-союзы неоднократно заявляли о недопустимости такой дискриминационной практики, тем более что, например, взносы за членство в государственных концернах можно зачислять в затраты.

Увы, воз и ныне там. Не стоит удивляться тому, что, по разным оценкам, не более 5—7 % субъектов хозяйствования вошло в состав каких-либо объединений предпринимателей. Как итог, бизнес в полной мере не финансирует деятельность структур, призванных консолидировать его мнение.

С 1999 года мы лишены права заниматься предпринимательской деятельностью путем оказания платных консалтинговых и других услуг. Справедливости ради следует отметить, что никто не запрещает объединениям выступать учредителями коммерческих организаций с соответствующим набором услуг. Однако после того как в 2015 году организациям, в уставном фонде которых доля юридических лиц превышает 25 %, запретили применять «упрощенку», экономический смысл в создании подобных фирм пропал.

Союзы могут привлекать спонсорскую помощь только на развитие материально-технической базы: купить скрепки, бумагу, компьютеры, тогда как 80 % наших расходов — это оплата труда экспертов.

Да, есть доступ к международной технической помощи (МТП) и иностранной безвозмездной помощи (ИБП). Например, в последние 15 лет БСПН достаточно активно пытается использовать этот канал финансирования. Тем не менее и здесь не обошлось без трудностей. Процедуры согласования и регистрации такой помощи довольно громоздки и, как правило, растягиваются на месяцы.

Несколько лет назад отечественные бизнес-союзы были лишены имущественной поддержки в виде льготного коэффициента 0,1 к ставкам арендной платы. При этом законом «О поддержке малого и среднего предпринимательства» нас почему-то не отнесли к субъектам инфраструктуры поддержки, для которых установлен понижающий коэффициент 0,5.

Только устранение этих перекосов в законодательном поле позволит заявить о том, что в стране созданы условия для появления сильных бизнес-союзов, а диалог с властью развивается по формуле «от взаимопонимания к взаимодействию».

Подписка на Тарасевич + бизнес-союзы