Апрель 16, 2018
Сергей ДУБИНА, начальник управления автомобильного и городского пассажирского транспорта Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь

Почти все высказываемые «маршрутчиками» претензии необоснованны.

Закон «О внесении дополнений и изменений в Закон Республики Беларусь «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках» был принят 17 июля 2017 года, а вступил в силу 23 января 2018-го. Только одно это говорит о том, что времени для ознакомления с изменениями в сфере перевозок как грузов, так и пассажиров было предостаточно. Как и для того, чтобы привести в соответствие с нормами документа свою работу.

Утверждение представителей «маршрутчиков», прозвучавшее на недавнем совещании с перевозчиками в Бизнес союзе им. Кунявского, что «никакой адаптации к новым условиям и согласия с ними не было», вызывает недоумение еще и потому, что проект закона был опубликован еще три года назад, весной 2015-го, после чего отводился месяц на внесение предложений. Разработчиком был Национальный центр законодательства и правовой информации, а в состав рабочей группы входили представители различных органов управления и ассоциаций.

У нерегулярных перевоз­чиков нет ни профсоюза, ни иной организации, пред­ставляющей их интересы, поэтому от них никого в рабочей группе и не было, в отличие от других участников транспортного рынка. Те же международные перевозчики были представлены БАМАП, свои предложения вносили и представители службы такси, и представители регулярных перевозчиков. Что мешало «нерегулярщикам» через бизнес-союзы, профсоюзы или же напрямую обратиться в рабочую группу либо оставить свои предложения на сайте? Ничего.

Мне непонятно также утверждение о том, что «переход «нерегулярщиков» в статус «регулярщиков» не только не решает старых проблем, но и создает новые». О каких проблемах — новых и старых — говорят перевозчики? Да, появляются дополнительные требования к частным перевозчикам, но по этим же правилам уже работают люди — и без всяких проблем.

Не понимаю, как новые требования могут «снова сделать перевозки дорогими и неудобными»? Отчего вдруг «билеты подорожают почти вдвое»?

«Полоцкий экспресс» поехал? Да. Билет до Минска стоил 6 руб., теперь 7 руб. Да, подорожание будет, но не в два раза, потому что дорожает все, то же топливо. Возможно, у кого-то не было GPS-трекеров, возможно, появятся расходы за заезд на автовокзал, автостанцию или диспетчерский пункт (от 1 до 6 руб.).

Оплата терминальных услуг необходима пассажирским терминалам, чтобы обеспечить уборку территории, текущий ремонт, зарплату сотрудникам и т. д. Кроме того, в законе написано: оператором может быть составлено расписание и без заезда на пассажирский терминал, а оборудование остановочных пунктов на периферии — это ответственность местных органов власти: они должны создать инфраструктуру, отвечающую потребностям населения. Это перевозчик (или оператор, который выполняет функции заказчика) должен указать местной власти: поступило 50 обращений граждан — требуется остановочный пункт в таком-то месте.

Не соответствует действительности и упрек в адрес автопарков о произвольной отмене маршрутов.  Пассажирам нужно сообщить об отмене рейсов за 15 дней. Это и есть защита прав потребителя. Непонятны претензии и по «гибкости маршрута». На то он и регулярный: пассажир на всем протяжении маршрута должен иметь гарантию того, что на остановочном пункте его заберут.

Не вижу проблем и с якобы монополизацией рынка теми, кто пройдет конкурс: маршрут может быть разнесен по времени на несколько частей, и на нем могут работать несколько перевозчиков, в том числе различной формы собственности.

Опасения перевозчиков в том, что вокзалы не будут рассчитываться вовремя, тоже необоснованны. До последнего момента вокзалы брали 15 % от стоимости билета. Это договорные отношения двух субъектов хозяйствования. Что мешает заключить договор, в котором прописаны условия возврата денежных средств? К тому же есть возможность заключения договоров вовсе без продажи билетов.

Удивляет и пассаж о том, что «грядущее подорожание билетов может привести к расцвету нелегальных перевозок». Почему вообще могут появиться нелегалы? Что мешает перевозчикам сообщать о них в соответствующие органы, например в Минтранс?

По-моему, один из главных камней преткновения — конкурс и страх проиграть, но конкурс — это гарантия того, что вы будете работать на маршруте и никакие нелегалы не смогут вас «подрезать» на нем. Вторая проблема — неготовность взять на себя ответственность. «Нерегулярщики» не хотят привязывать свою деятельность к расписанию, но как же тогда пассажиру рассчитывать на них? Ну и третья проблема, на уровне предположения: может быть, «маршрутчики» просто боятся легализации своих доходов? Едва ли нежелание соблюдать налоговое законодательство можно считать серьезной причиной для возврата к старой практике.

Подписка на маршрутки + минтранс + транспорт + пассажирские перевозки
18 июля 2018
Международные грузоперевозчики прогнозируют благоприятную конъюнктуру по меньшей мере на ближайшие полгода. Рынок окончательно адаптировался к взаимным санкциям России и ЕС, грузопотоки которых обслуживают белорусские компании. А вот более отдаленные перспективы пока туманны.
27 июня 2018
 О переговорах сегодня рассказал замминистра транспорта и коммуникаций Алексей Ляхнович.
25 июня 2018
Такую задачу поставил в эфире белорусского телевидения первый замминистра Дмитрий Крутой
11 июня 2018
Яростные споры вокруг нового закона об автомобильных перевозках имеют под собой финансовую подоплеку.
29 мая 2018
Они будут распространяться, как на пассажирский, так и грузовой транспорт.

Страницы