Июнь 23, 2020

Надежда Ручанова: Если данные – это новая нефть, то я была самым богатым человеком в Беларуси

Любовь БАХУРЕВИЧ

На работе в госслужбе можно наткнуться не только на «стеклянный потолок», но и получить уникальный опыт работы.

О том, как, работая в Белстате, стать «самым богатым человеком в стране», но все равно уехать за рубеж и вести там бизнес, газете «Белорусы и рынок» рассказала Надежда РУЧАНОВА, старший руководитель проектов в латвийском стартапе STAARTER и глава компании BARU, которая занимается разработкой программного обеспечения и консалтингом в области BigData/DataScience/DataVisualization.

Два года назад Надежда переехала с семьей из Минска в Латвию. Теперь ей удается не только вести свое дело, но и развивать образовательный курс по аджайлу Agile FUN-da-Mentals, который она с командой создала для того, чтобы белорусы могли учиться на самоизоляции.

На родине Надежда работала заместителем начальника Главного управления IТ Белстата, заместителем руководителя представительства SAP в Беларуси, директором минского и киевского офисов компании Prognoz, директором облачного провайдера ActiveCloud и аутсорсинговой компании InventoLabs.

Айтишникам при переезде не нужен даже ноутбук

— Несмотря на свою широкую деятельность, я довольно узкоспециализированный работник, математик-программист по образованию. С тех пор как в 2009 году окончила БГУИР, всю жизнь занимаюсь примерно одним и тем же — создаю информационные системы. Когда-то делала это просто как разработчик для белорусского государства, потом перешла на сторону бизнеса.

Людям, далеким от IT, кажется, что каждый новый проект — новая жизнь. Наверное, по психоэмоциональному вовлечению это действительно так. Представьте, что вы работаете врачом. Ежедневно к вам приходят новые пациенты, и каждый, безусловно, уникален. Но если вы, например, лор-врач, то вы всю свою жизнь лечите одни и те же болезни.

В этом смысле IT-специалистам очень просто при переезде за рубеж, нам даже ноутбук с собой брать не нужно. Все, что нам может понадобиться, хранится в облаке. Мы просто открываем новый ноутбук и продолжаем с того места, на котором остановились 500 км назад. Если говорить об утечке интеллекта за рубеж, то создать препятствия здесь просто невозможно.

«Переехала ради детей»

Когда меня спрашивают о переезде, в двух словах я всегда отвечаю: ради детей. Хотя это обширная тема.

Переезд в Ригу был внезапным лишь отчасти. Уже довольно давно я осознала, что не знаю, как именно и куда конкретно, но мне нужно двигаться в сторону Западной Европы. И я к этому хорошо готовилась, ведь уезжаешь для того, чтобы прожить вторую жизнь. Прежде всего, нужно было подготовиться финансово, ведь работу можно найти и через полгода, но при этом не хочется понижать уровень жизни. К тому же нужно решить огромное количество бытовых вопросов, например квартира, дети, школы. Когда находишься в чужой стране, все эти вопросы лучше всего решать финансовыми средствами.

Затем я осознавала, что нужен социальный нетворкинг, поэтому поступила в Стокгольмскую школу экономики и в течение двух лет дважды в месяц ездила на сессию в Ригу. За это время у меня образовался круг знакомых и я поняла, как работает бизнес в Европе.

Потом моего мужа пригласили на работу в международную компанию, и тогда мой выбор был однозначным: семья должна быть вместе. Мы переехали, хотя это был не самый удобный для меня сценарий, потому что лично я ехала в никуда.

Есть несколько причин, по которым я решила, что нужно переезжать. Беларусь — это страна среднего потребительского стандарта. Я не тот человек, который начинает хаять родину, как только пересек границу, и говорить, что за забором трава зеленее. Нет. Но есть объективные факторы. Если сравнивать типовую потребительскую корзину — хлеб, молоко, мясо, безусловно, в Беларуси она дешевле. Но как только тебе захотелось чего-то чуть-чуть большего, чем минимальный стандарт, возникают переплаты в разы.

Например, моя шестнадцатилетняя дочь учится уже в пятом учебном заведении. Сейчас она учится в Латвии. И частное учебное заведение здесь мне обходится в 2,5 раза дешевле, чем в Минcке. При этом уровнем образования, вовлеченностью в процесс и вообще всем тем, чему детей учат там, я довольна намного больше.

Наверное, это предел мечтаний для очень многих белорусов — чтобы их дети учились в частной школе. Но из-за того, что на двухмиллионный Минск их совсем мало, это создает две проблемы.
Во-первых, это дорого. А когда спрос превышает предложение, можно поднимать цену. Второе. Такая ситуация не способствует конкуренции среди частных учреждений образования. То же самое происходит в любой сфере жизни в Беларуси: от продуктов питания до жилья.

«Никогда нет чувства безопасности»

Еще одна вещь не нравится мне в Беларуси, она на уровне ментального восприятия. Может, она не касается среднестатистического лор-врача, но, судя по последним новостям, касается среднестатистического фельдшера. В Беларуси у тебя никогда нет чувства безопасности. В Риге до сих пор не могу привыкнуть к тому, что в центральном парке, вроде нашего Михайловского сквера в Минке, люди могут сидеть на газоне. Я часто там гуляю и каждый раз, когда вижу полицейского, не жду ничего хорошего. Это рефлекс. За два года у меня так и не образовалась нейронная связь, что я могу пойти посидеть в парке на траве.

В Беларуси, пока ты живешь, тихонько что-то делаешь, приносишь пользу, являешься маленьким и незаметным, ты никому не интересен. Но как только начинаешь что-то из себя представлять, то сразу становишься не самым удобным персонажем. Например, бизнесмены просят СМИ не упоминать их в списках самых успешных людей в стране. Выходит, то, что за рубежом является гордостью, у нас — что-то постыдное.

Когда я уезжала, мне было 36 лет. В этом возрасте хочется иметь свой дом, но я четко понимала, что не хочу связывать какие-то активы, причем совсем небольшие по меркам бизнеса, с белорусской государственностью.

«Халявы, как ПВТ, нет»

В части бизнеса могу говорить об IT. Такой халявы, как ПВТ, в Латвии нет даже близко. Есть только мертворожденное законодательство о стартапах. Мысль туда закладывалась прогрессивная, но условия применения данного законодательства настолько узкие, что их фактически невозможно исполнить. Это вызывает серьезную критику со стороны общества. Поэтому одни мои клиенты открыли здесь юридическое лицо в Беларуси и ввели его в ПВТ.

Если абстрагироваться от вопроса безопасности топ-менеджмента и собственника бизнеса, мы понимаем, что с точки зрения экономической рентабельности условия для IT в Беларуси беспрецедентны.

Безусловно, есть положительный, в том числе мой личный опыт ведения бизнеса. Государство, по крайней мере в Риге, сильно поддерживает бизнес при открытии, начиная от допол­нительной учебы и менторства до инкубации. При этом все про­исходит в очень креативной и красивой среде. Одноз­начно, здесь малый бизнес в приоритете.

Самый богатый человек в Беларуси

Считаю свой опыт работы в госслужбе очень интересным и полезным в дальнейшей карьере. К госорганам как к институту мы в целом относимся плохо. А кто любит госорганы? Более того, их не любят ни в одной стране мира. Но, когда я работала в госслужбе, мне очень повезло с руководителями. Это люди потрясающей силы духа, выдающихся организационных и интеллектуальных способностей, потому что делать что-то инновационное в условиях госслужбы может только сверхчеловек, умеющий лбом прошибать стены. Это действительно трудно: создать инициа­тиву, внедрить ее, провести, привлечь финансирование, запустить проект, а потом еще нести за все это ответственность, часто даже уголовную. Люди — это первый положительный момент.

Второй  — понимание того, как работают системы. Любая госструктура — это иерархический механизм, сложный, не всегда поворотливый, но тем не менее, находясь внутри него, если ты не утрачиваешь способность мыслить, то приобретаешь способность видеть то, как устроены эти механизмы.

Третье — в Беларуси невозможно попасть в хороший BigData-проект просто потому, что тебя до этой BigData не подпустят. Это узкий сектор — банки, телекомы и госслужбы. Вне этого очень мало крупных информационных систем.

Герман Греф говорит, что данные — это новая нефть. Занимаясь и, по сути, руководя разработкой IT-комплекса Белстата, я была самым богатым человеком в Беларуси. С точки зрения профессионального роста не думаю, что где-то еще в Минске у меня была бы возможность работать с такими массивами информации. В результате, уже будучи в бизнесе, я сделала систему визуализации итогов переписи населения Беларуси. Конечно, если бы у меня не было предыдущего опыта работы с огромными массивами статистических данных, я бы не понимала, как это делается. Но мы это сделали так, что я еще полмира объездила, демонстрируя эту систему председателям статкомитетов и министрам разных стран. И все восхищались ею.

Но с инициативами в Белстате было трудно, и, когда я уходила, мне казалось, что у меня просто «стеклянный потолок».

Не думали о деньгах

У любого нормального человека, если он чего-то достиг в жизни, возникает естественная потребность часть своего потенциала передать другому. Куда бы я ни пришла, всегда так получается, что я учу своих сотрудников. Постепенно меня стали приглашать на различные площадки, где я выступала и бесплатно, и платно. Когда началась история с коронавирусом, я смотрела фотографии с Зыбицкой, где люди просто развлекаются, и у меня возник эмоциональный порыв без экономического расчета: создать проект, с помощью которого люди могли бы, находясь в изоляции, заниматься полезными вещами. Я не собиралась делать из этого бизнес-направление, но, раз начала, хотя бы на рентабельность выведу, ведь мы уже получили международную аккредитацию.

У нас действительно получилось сделать лучший из представленных на рынке продуктов, доступный за символическую плату, а курс лекций вовсе открыт для всех. Для сравнения: похожие курсы в 10 раз дороже. Теперь у нас больше 2 тыс. слушателей.

Такие вещи важны, потому что сотрудник, повысивший квалификацию, является маленьким конкурентным преимуществом против тех, кто этого не сделал. В условиях экономического спада конкуренция обостряется, и лучше быть обученным.

Главное в бизнесе — финансовая грамотность

Ни бизнес-молодость, ни мой курс по аджайлу, ни астрология, ни мотивирующий спикер, ни Игорь Манн вам не помогут. Основа бизнеса — финансовая грамотность. Люди часто хотят открывать бизнес, и при этом понятия не имеют, что такое дебет и кредит. Они не осознают, что их денежный поток обеспечит им в лучшем случае месяц существования конторы. Более того, у нас люди не понимают, за какие правонарушения какая ответственность наступает. Поэтому мой совет скучный, нудный, совершенно не тот, который все хотят услышать, но, если хотите услышать другие — идите к тем людям, которые это продают. Нужно знать основы финансовой грамотности и иметь основы юридических знаний по той сфере, в которой работает ваше пред­приятие.

Домой — только за проектом мечты

Не скажу, что вероятность ввозвращения в Беларусь совсем отсутствует, потому что мир гораздо более сложен, чем мы думаем. Буду ли я прикладывать для этого усилия? Нет. Я хочу купить в Латвии недвижимость, свой дом, развивать здесь бизнес. В Беларусь я смогу вернуться только в том случае, если там будет грандиозный проект моей мечты, и, скорее всего, это будет очень слабо коррелировать с деньгами.

Отличия жизни

Сравнивая Ригу и Минск, понимаешь, что Рига — город маленький. Все друг друга знают. Пока идешь по улице, встречаешь всех своих 48 латышских знакомых. Поэтому здесь труднее попасть в местный нетворкинг, ведь все встречают своих 48 латышских знакомых и находятся в своей среде.

Конечно, Рига намного более интернациональный город. Здесь совершенно спокойно чувствуешь себя, владея английским языком, но и с русским проблем обычно нет. Мне очень редко приходится переходить на английский. Кстати, чиновники тоже хорошо говорят по-русски. И даже извиняются, если не могут чего-то сказать. Представляю, что бы со мной произошло, если бы я пришла в Минскую ГАИ, не зная русского. Вряд ли у меня получилось бы зарегистрировать транспортное средство.

Многие здесь жалуются на банки. Все, что связано с открытием счетов для иностранных лиц, очень сложно. Зато, если ты уже стал их хорошим клиентом с регулярными поступлениями на счет, сервис на очень высоком уровне. Но россияне и белорусы считаются объектами потенциального риска, которые могут отмывать деньги или быть проблемным кредитополучателем. Изначально тебя рассматривают как потенциального нарушителя. Соответственно, все процедуры проходят по более жесткому регламенту.

Вообще, Рига — это просто очень красиво, такая северная Барселона. Из-за того, что город портовый, здесь Скандинавия смешивается с Египтом. И все это отражается в архитектуре — настоящий визуальный ансамбль из разных стилей, эпох и авторов. Просто невероятно!

Подписка на Все
03 декабря 2020
Предприниматель Микита Микадо заявил, что из Беларуси уже уехали тысячи IT-специалистов.
03 декабря 2020
Реактор первого энергоблока Белорусской АЭС (БелАЭС) планово остановлен, тестирование систем продлится до 11 декабря, сообщило министерство энергетики Беларуси.
03 декабря 2020
Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) назвали перспективы вакцин против COVID-19 феноменальными и такими, которые могут потенциально изменить правила игры
03 декабря 2020
В Беларуси по состоянию на 3 декабря зарегистрировано 141 тыс. 609 человек с положительным тестом на COVID-19.
03 декабря 2020
Правительство Беларуси подготовило проект целевого прогноза социально-экономического развития страны на 2021-2025 годы, предполагающий рост ВВП на 21,5% за пятилетку против увеличения на 3,5% за предыдущие пять лет.
03 декабря 2020
Экономический суд столицы удовлетворил иск министерства информации Беларуси и лишил порта TUT.BY статуса сетевого СМИ.

Страницы