Январь 09, 2012

На политзаключенных усиливается давление

Игорь ИЛЬЯШ

Один из политзаключенных вскрыл вены, чтобы привлечь внимание к этой проблеме.

Этапирование из колонии в колонию, отправка в помещение камерного типа (ПКТ) и штрафной изолятор (ШИЗО), попытки дискредитации, провоцирование конфликтов с другими заключенными, недопущение адвокатов - вот далеко не полный перечень тех методов давления, с которыми, по заявлениям правозащитников, сталкиваются узники совести сегодня.

"Давление на политзаключенных нарастает с каждым днем", - констатирует Андрей Бондаренко, директор информационно-просветительского учреждения "Платформа", которое занимается вопросами соблюдения законодательства в исправительных учреждениях.

А. Бондаренко затрудняется однозначно сказать, с чем связано нынешнее беспрецедентное давление, однако предполагает, что тем самым политзаключенных пытаются вынудить написать прошение о помиловании.

Как заявил А. Бондаренко, ИПУ "Платформа" будет добиваться, чтобы в список белорусских чиновников, в отношении которых введен запрет на въезд в страны Евросоюза, были внесены те сотрудники исправительных колоний, которые причастны к пыткам и давлению на политзаключенных.

Группа риска.

Особую обеспокоенность сегодня вызывает судьба Николая Автуховича, Змитра Дашкевича, Андрея Санникова, Николая Статкевича и Дмитрия Бондаренко.

Как стало известно еще 15 декабря, волковысский предприниматель Н. Автухович вскрыл себе вены - это была реакция на сильнейшее давление, которое на него сейчас оказывается. К слову, еще до того, как о попытке суицида стало известно, бывшие воины-"афганцы" - правозащитник Олег Волчек и председатель оргкомитета по созданию ОО "Защитники Отечества" Александр Комаровский - подали на имя генпрокурора заявление, в котором говорится, что в колонии № 5 в Ивацевичах нарушаются права ветерана боевых действий в Афганистане Н. Автуховича.

А. Бондаренко отметил в интервью "БР", что информация о попытке самоубийства подтвердилась: "Нам передали письмо с "зоны", где описано, каким образом Н. Автухович вскрыл себе вены. Это произошло в отряде, после того как его вывели из ШИЗО. Автор письма уже освободился и просил не называть себя, но он рассказал, что на Николая сейчас оказывается беспрецедентное давление и психологически он чувствует себя очень тяжело".

Вместе с тем не подтвердилась информация о том, что причиной попытки суицида стал якобы перевод Н. Автуховича в камеру с так называемыми "опущенными".

По имеющимся на сегодняшний день сведениям, состояние здоровья Н. Автуховича стабильное, он регулярно ходит на перевязки. Однако давление на него продолжается. Фактически попытка суицида явилась причиной водворения политзаключенного в ПКТ, что считается одним из самых жестких взысканий.

А. Бондаренко не исключает, что к Н. Автуховичу может быть применена статья 411 УК РБ ("Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения") и его могут перевести в тюрьму крытого режима (так называемая "крытка") - это исправительное учреждение, куда направляются осужденные за тяжкие преступления либо заключенные, систематически нарушающие режим содержания.

Положение Н. Автуховича осложняется тем обстоятельством, что он фактически остался без адвоката: в марте его защитник Павел Сапелко был исключен из Минской городской коллегии адвокатов и лишен права на профессиональную деятельность.

Экс-кандидату в президенты Н. Статкевичу, так же как и Н. Автуховичу, грозят 411-я статья и перевод в тюрьму крытого режима. Суд над политиком назначен на 12 января. "Администрация колонии не раз предпринимала попытки давления на него, в том числе и через заключенных. Из-за его писем пытались ухудшить условия содержания заключенных. После того как он повредил руку, его все равно при первой же возможности отправили на одну из самых тяжелых работ. В дальнейшем была спровоцирована драка, результатом которой стало водворение Статкевича в ПКТ", - сообщил А. Бондаренко.

Н. Статкевич подвергается взысканиям зачастую по совершенно незначительным, абсурдным поводам. "Я вспоминаю, как меня сажали в ПКТ, потому что у меня икона висела у изголовья кровати. К Статкевичу сегодня предъявляют претензии, что у него не застегнут воротничок, что у него бирка с фамилией не там находится", - рассказывает А. Бондаренко.

Между тем Н. Статкевичу позволили в тюрьме жениться. Церемония его бракосочетания с Мариной Адамович прошла 20 декабря в шкловской колонии, в комнате длительного свидания. В общей сложности М. Адамович пробыла с Н. Статкевичем в колонии почти сутки. Как сообщила М. Адамович СМИ, Н. Статкевич сейчас на состояние здоровья не жалуется.

Экс-кандидат в президенты Андрей Санников сегодня также находится в ПКТ - в ИК-3 "Витьба" (Витебская область). Напомним, перед тем как оказаться в Витебске, А. Санникова несколько раз этапировали из колонии в колонию (см. "БР" № 38/2011).

Фактически, кроме того, что А. Санников сейчас находится в ПКТ, о нем ничего не известно. К экс-кандидату на протяжении длительного периода времени не допускают его адвоката Марину Ковалевскую. Иные возможности что-либо узнать о положении А. Санникова крайне ограниченны.

"ИК-3 "Витьба" - одна из самых закрытых зон, - поясняет А. Бондаренко. - Контингент лиц, содержащихся там, - бывшие сотрудники пенитенциарной системы, сотрудники МВД. Соответственно, практически никакой связи с "Витьбой" не существует, поэтому узнать, что на самом деле у него происходит, практически невозможно".

По словам А. Бондаренко, лидер международной организации "Малады фронт" (Чехия) Зм. Дашкевич пострадал в колонии больше всех и прежде всего морально: "Даже по сравнению с проблемами других наших политзаключенных у Дашкевича ситуация очень серьезная и тяжелая".

В колонии № 9 в Горках (Витебская область) администрация создала Зм. Дашкевичу невыносимые условия. "Была спровоцирована ситуация (не обошлось без определенного контингента заключенных, которые исполняли любое повеление администрации), в результате которой Дашкевич фактически был вынужден спасать себя и свою жизнь, находясь в ШИЗО и ПКТ, - рассказал А. Бондаренко. - Это был спланированный сценарий, при котором Зм. Дашкевича пытались дискредитировать, используя зэковские понятия. Безрезультатно, поэтому и стали гонять по этапам".

По словам директора "Платформы", в глубокской колонии, куда Зм. Дашкевича перевели в конце сентября, провокации прекратились. Между тем он продолжает находиться в ПКТ - его содержание там продлено до апреля 2012 г.

Отдельного упоминания заслуживает координатор гражданской кампании "Европейская Беларусь" Д. Бондаренко. У узника совести серьезные проблемы со здоровьем: в заключении он перенес тяжелую операцию на позвоночнике, которая предполагает долгий восстановительный период. Обострились у него также и другие болезни.

Возможно, именно этим объясняется то, что Д. Бондаренко, в отличие от других политзаключенных, пока не находится ни в ПКТ, ни в ШИЗО.

30 декабря 2011 г. на пресс-конференции в Минске супруга политзаключенного Ольга Бондаренко заявила, что на недавнем свидании муж сообщил ей, что на него сейчас оказывается очень серьезное давление. "Он мне сказал: "Оля, настраивайся на то, что я отсюда, может быть, никогда не выйду. Идут такие провокации, что я просто покончу с собой, другого выхода у меня не будет", - рассказала жена политика.

Умеренное давление.

Единственным заключенным, чье положение пока не вызывает опасений, является активист "Маладога фронту" Эдуард Лобов. Кроме стандартных попыток склонить его к подписанию прошения о помиловании, никакого особого давления, никаких эксцессов в отношении его не зафиксировано.

Правозащитник Алесь Беляцкий, который был осужден совсем недавно, 1 декабря переведен в жодинское СИЗО. Стоит отметить, что адвокат А. Беляцкого подал кассационную жалобу на приговор, и согласно законодательству до ее рассмотрения осужденный должен содержаться в СИЗО, так как приговор еще не вступил в силу.

В СИЗО А. Беляцкий встретил и трагические известия о смерти своего отца. Перед этим правозащитнику несколько раз отказывали в свидании с находившимся при смерти 82-летним отцом. В итоге Виктор Устинович Беляцкий умер 24 декабря, так и не увидев перед кончиной сына. Утром 27 декабря узника совести привезли в один из минских моргов, где разрешили побыть у тела отца около 10 минут.

Узники совести плюс анархисты.

На сегодняшний день общепризнанными политзаключенными в Беларуси являются 8 человек: фигуранты "дела 19 декабря" - А. Санников, Н. Статкевич, Д. Бондаренко и П. Северинец (последний отбывает наказание на "химии"), а также А. Беляцкий, Зм. Дашкевич, Э. Лобов и Н. Автухович. Их также принято считать узниками совести.

Между тем к политзаключенным некоторые причисляют и анархистов, осужденных в 2011 г. за забрасывание бутылками с зажигательной смесью территории посольства России в Минске 30 августа 2010 года, а также за нападение на другие объекты. Так, РПОО "Белорусский Хельсинкский комитет" и незарегистрированный правозащитный центр "Вясна" уже признали политзаключенными фигурантов "дела анархистов" Игоря Олиневича, Николая Дедка, Александра Францкевича.

Оппозиционные политики причисляют к политзаключенным также и бобруйских анархистов: Евгения Васьковича, Павла Сыромолотова и Артема Прокопенко. Их признали виновными в попытке поджога здания КГБ в Бобруйске в октябре 2010 г.

Таким образом, с учетом анархистов общая цифра политзаключенных в Беларуси в начале 2012 г. достигает 11 или даже 14 человек. При этом следует понимать, что "политзаключенный" и "узник совести" - это схожие, но не идентичные понятия*.

* Узник совести - это человек, находящийся под стражей или в заключении исключительно за то, что мирно выражал свои политические, религиозные или научные взгляды. Политзаключенным называется человек, в лишении свободы которого присутствует существенный политический момент. В отличие от узников совести, среди политзаключенных могут быть и те, кто прибегал к насильственным действиям (в том числе совершая уголовно наказуемые деяния) либо призывал к насилию или вражде.

Справка "БР"
Андрей Санников и Николай Статкевич признаны виновными по ч. 1 ст. 293 УК ("Организация массовых беспорядков") и приговорены к 5 и 6 годам лишения свободы соответственно.
Дмитрий Бондаренко и Павел Северинец признаны виновными по части 1 ст. 342 ("Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них") и приговорены к 2 годам лишения свободы и к 3 годам ограничения свободы соответственно.
Змицер Дашкевич и Эдуард Лобов признаны виновными по ст. 339 УК ("Хулиганство") и приговорены к 2 и 4 годам лишения свободы соответственно.
Алесь Беляцкий признан виновным по ч. 2 ст. 243 УК ("Сокрытие доходов в особо крупном размере") и приговорен к 4,5 года лишения свободы.
Николай Автухович признан виновным по ст. 295 ("Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ") и приговорен к 5 годам и 2 месяцам лишения свободы. В местах лишения свободы он находится с 2009 года.

Подписка на Все
23 ноября 2020
Китай увеличивает мощности по переработке нефти и может уже в следующем году сменить США в качестве лидера на этом рынке.
23 ноября 2020
В Беларуси по состоянию на 23 ноября зарегистрировано 125 тыс. 482 человека с положительным тестом на COVID-19.
23 ноября 2020
Владимир Путин продлил на 2021 год действие российского продовольственного эмбарго в отношении поставок продукции из стран, которые ввели или подержали антироссийские санкции.
23 ноября 2020
Во вчерашних списках правозащитников появился Игорь Овсяник. Это старший директор в EPAM Systems.
23 ноября 2020
Масочный режим в Беларуси может продлиться до июня, считает я и.о. министра здравоохранения Дмитрий Пиневич.
23 ноября 2020
Европа может в начале 2021 года столкнуться с третьей волной пандемии коронавируса, предостерег спецпосланник Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по борьбе с пандемией Дэвид Набарро.

Страницы