Декабрь 18, 2017
заслуженный юрист РБ Валерий ФАДЕЕВ

Принципы взаимодействия бизнеса и государства, заложенные в декрете № 7, должны быть не просто продекларированы, а прочно войти в правоприменительную практику.

В многочисленных комментариях к декрету № 7 и другим актам из последнего, «предпринимательского» пакета документов, на мой взгляд, мало внимания уделяется базовым принципам, определяющим отношение госорганов к предпринимателям, хотя именно эти принципы являются ключом к реализации всех норм декрета. Думаю, такое прохладное отношение к базовым принципам можно объяснить только одним: мы не привыкли руководствоваться ими на практике. Не делают этого ни сами предприятия, ни правоприменители, ни даже в большинстве своем суды.

Например, в небезызвестной директиве № 4, которую когда-то также называли революционным документом в сфере предпринимательства, эти принципы уже были определены. В частности, подп. 9.1 директивы № 4 гласит: в случае неясности или нечеткости законодательства решения должны приниматься в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан, а подп. 5.1 гарантирует защиту права руководителей на деловой риск. Есть в документе и пункт, который требует обеспечить развитие добросовестной конкуренции субъектов предпринимательской деятельности независимо от формы собственности.

Принципы прогрессивные и правильные, но, к сожалению, не всегда работают. Ни для кого не секрет, что добросовестная конкуренция пока отсутствует. Как правило, государственные предприятия имеют преимущество, поэтому конкуренция с ними зачастую бесперспективна. О какой конкуренции государственных и частных медицинских учреждений может идти речь, если деятельность первых не лицензируется, а в отношении их «конкурентов», помимо непосредственно лицензирования, действуют и другие трудновыполнимые условия?

Поэтому важно, чтобы мы не только красиво формулировали принципы в различных документах, но и однозначно применяли их на практике. Это значит, что в любых отношениях любой субъект хозяйствования должен считаться добросовестным, если не доказано иное. Причем это контролирующий орган должен доказывать «иное», а не сам субъект хозяйствования — свою добросовестность.

В числе важных принципов взаимодействия компаний и государства — саморегулирование бизнеса и минимизация вмешательства госорганов в предпринимательскую деятельность. Как ни удивительно, оба направления неразрывно связаны. Если мы введем полноценное саморегулирование бизнеса (а это представляется невозможным без принятия специального закона), то государство сможет передать часть своих функций саморегулируемым организациям и тем самым минимизировать свое вмешательство в экономическую деятельность.

Не менее важен принцип соразмерности наказания характеру совершенного правонарушения и наступившим последствиям. К реализации этого принципа мы подбираемся давно и в последнее время даже несколько либерализовали наше законодательство. Однако пока остаются нормы об ответственности за формальные нарушения. Из девяти видов административных взысканий в отношении бизнеса применяются преимущественно штрафы, размеры которых зачастую никоим образом не согласуются с причиненным ущербом.

К сожалению, пока в законе не нашло отражения предложение о том, что конфискация может быть только специальной, то есть использоваться в отношении предметов, которые изъяты из оборота либо оборот которых ограничен. Более того, обсуждение проекта последних изменений в КоАП показало, что некоторые наши госорганы и даже некоторые представители судов ориентированы на фискальный подход.

Очень жаль, что в декрет включен принцип, который получил неоднозначную оценку бизнес-сообщества, — «персонализации ответственности руководителя за надлежащую организацию деятельности субъекта хозяйствования». Этот принцип реализован не отходя от кассы. Согласно п. 6 декрета, «непринятие руководителем юридического лица необходимых мер по надлежащей организации деятельности этого юридического лица в соответствии с установленными законодательством требованиями, повлекшее причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан, если в этом деянии нет состава иного административного правонарушения или состава преступ­ления, влечет наложение штрафа в размере от десяти до двухсот базовых величин».

На мой взгляд, во-первых, включение такого принципа в число определяющих отношения государства и бизнеса вряд ли можно назвать удачным. Во-вторых, в нашем законодательстве много видов ответственности и вводить новый вряд ли целесообразно. В-третьих, это «пугало» может на самом деле стать инструментом недобро­совестного воздействия и коррупции.

Я убежден в том, что принципы, если они провозглашаются, должны работать без изъятий. В противном случае мы просто девальвируем их, а вместе с ними и нашу правовую систему.

Подписка на раскрепощение бизнеса + Декрет №7 + декрет О развитии предпринимательства + либерализация условий ведения бизнеса
02 октября 2017
Новые льготы для сельской местности и малых городских поселений должны посодействовать созданию там рабочих мест.
02 октября 2017
Возможность работать без регистрации выведет часть бизнеса из тени.
26 сентября 2017
Он был представлен президенту вместе с документами о раскрепощении бизнеса.
26 сентября 2017
Он вынесен на рассмотрение президента.
26 сентября 2017
На Национальном правовом интернет-портале опубликован указ президента №345 «О развитии торговли, общественного питания и бытового обслуживания».
25 сентября 2017
Указ №345 «О развитии торговли, общественного питания и бытового обслуживания» был подписан в пятницу.

Страницы