Май 04, 2018
Алена ЯКОВЕНКО

Визит в белорусскую столицу Стефано АНТОНЕЛЛИ с почетной культурной миссией не остался не замеченным «БР». Мы поговорили с независимым арт­-критиком о новых формах современного искусства.

 

— Какой вызов бросает искусству современный город? Какие возможности он открывает для художников?

— Тема моего исследования — искусство в повседневной жизни. Так сложилось, что взаимодействие общества и искусства происходит в некоем ограниченном поле. Чтобы соприкоснуться с искусством, приходится идти в музей, что обязывает соблюдать дресс-код, придерживаться строгой манеры поведения. Выйдя из музея, посетитель снова окунается в рутину повседневной жизни и выпадает из культурного поля. Да и сам музей нередко подчеркивает, что внутри него культура есть, а за его пределами — нет. Однако это не так, потому что все, что находится в музее, создано мастерами вне его стен.

Цель моего исследования — размыть границы этого поля, создать арт-пространство, которое не является ни музеем, ни городом, и позволить всему, что нас окружает, соотноситься с искусством. Хороший пример — Октябрьская улица в Минске. Там искусство взаимодействует с повседневностью. Не нужно платить за вход, можно прийти и посмотреть муралы (масштабная живопись на жилых и административных зданиях и прочих архитектурных объектах. — Прим. «БР»).

— Есть много разных представлений о том, что такое паблик-арт (искусство в городской среде, ориентированное на неподготовленного зрителя и подразумевающее коммуникацию с городским пространством. — Прим. «БР»). Кто-то видит в нем инструмент брендинга территории, кто-то — средство благоустройства городской среды... В чем же все-таки его предназначение?

— Паблик-арт — это то, что мы сейчас только начинаем изучать. На мой взгляд, есть три области публичного искусства: публичное пространство, урбанистическое пространство и публичная сфера. Есть художники, которые работают в публичном пространстве, чтобы вовлечь в него локальные сообщества, находящиеся на определенной территории.

Урбанистическое пространство охватывает деятельность, осуществляемую не в городе. Стрит-арт в деревне — это урбанистическое пространство, стрит-арт в городе — это просто стрит-арт.

Есть художники, которые работают в публичной сфере. Например, итальянский художник BLU разрисовывает дома, из которых могут выселить жителей или которые предполагается разрушить. Таким образом он пытается защитить интересы определенных слоев населения.

— Возможно ли нормальное развитие паблик-арта в условиях жесткого контроля со стороны чиновников, когда каждый шаг необходимо согласовывать?

— Бюрократия есть в каждой стране. Если без разрешения раскрасите стену в Италии, вас арестуют. С другой стороны, представители властей понимают, что «мурализм» делает города привлекательными, и поддерживают лояльных художников. Разумеется, всегда есть те, кто сотрудничают с властями и получают разрешения, и те, кто не хотят быть связанными какими-либо рамками.

Многие исходят из идеи, что искусство должно находиться под охраной, иначе любой может прийти и надругаться над ним. По этому поводу у меня есть хороший пример. Несколько лет назад я делал проект на заброшенной фабрике в Риме и заплатил художнику, чтобы тот разрисовал помещение. Он создал несколько муралов. Прошло три года, фабрику часто посещают, однако муралы до сих пор не тронуты.

Приведу другой пример. У меня был проект и на главной улице, которая находится под постоянным надзором. Тем не менее уже на следующий день после создания мурала пришлось столкнуться с актом вандализма. В первом случае жители района поняли, что муралы — подарок для них, во втором этого не произошло.

Паблик-арт имеет большее отношение к дружбе, нежели к институту, который охраняет искусство, как в случае с музеями. В публичном пространстве эту роль берут на себя локальные сообщества (жители близлежащих районов, члены арт-объединений и др.).

— В Минске вы встретили много проявлений паблик-арта?

— Значимого паблик-арта в Минске больше, чем в Берлине. Например, у вас есть мурал бразильских художников — братьев-близнецов OSGEMEOS. Это мастера высочайшего класса. Они по праву считаются одними из лучших в мире. В Италии работ OSGEMEOS нет, а у вас есть. Одна их работа стоит 250 тыс. долларов.

— Почувствовали ли вы разницу между белорусской и западной художественной сценой?

— Каждый народ отражает собственную культуру. Иногда ее часть вступает в международную игру. У меня нет точного представления о том, что происходит на белорусском поле современного искусства. Я могу делать выводы, лишь опираясь на работы, принимающие участие в фестивале «Арт-Минск».

Я отметил изобилие живописных полотен — того, по чему мы скучаем на Западе. У нас акцент смещен в сторону видео, перформанса, инсталляции.

У вас очень много эмоционального искусства. Одна из главных тем — мечты и сны. Прекрасно, что ваши художники не разучились мечтать. В Европе главные темы — ирония, злость, несчастья. Искусство, которое я увидел в Беларуси, — это мечта с привкусом меланхолии. На мой взгляд, это не может не радовать.

— Что сегодня востребовано на западном рынке?

— Одна из основных тенденций: обычно коллекционеры покупают произведения художников — своих земляков. В Западной Европе нет среднего класса в отношении к живописи, скульптуре: есть лишь богатые (коллекционеры) и бедные (те, кто не в состоянии приобрести работы, олицетворяющие собой подлинные произведения искусства). Есть спрос на очень дорогие работы. Произведения, находящиеся в среднем ценовом диапазоне, покупаются хуже.

В современном мире именно цена определяет ценность искусства. Выдающееся произведение не может стоить дешево.

Справка «БР»

Стефано Антонелли — итальянский независимый критик и куратор, специализирующийся на исследовании ультрасовременных арт­практик. Изучает отношения между искусством и повседневностью публичного пространства. Является основателем и художественным руководителем 999Foundation — некоммерческого учреждения, занимающегося исследованиями и практиками ультрасовременного искусства, членом правления фондов Cultura Italiae и Fondazione Citt`a d'Italia, занятых сохранением общественного наследия.

 

Подписка на культура
28 мая 2018
Большой театр оперы и балета в пятницу, 25 мая, отпраздновал свое 85-­летие.
25 мая 2018
Премьера спектакля «Папа, ты меня любил?» по пьесе отечественного драматурга и режиссера Дмитрия Богославского прошла в понедельник в Республиканском театре белорусской драматургии.
21 мая 2018
Сотрудничество бизнеса и культуры воплотило полесский космос в спектакле.
11 мая 2018
Современная индустрия развлечений готова обслуживать самые нестандартные пожелания потребителей. Одним из модных направлений стало приглашение фокусников на корпоративы и дни рождения.

Страницы