Ноябрь 13, 2020

Кульминация стресса

Осень — пора увядания, но только не белорусских протестов и, к сожалению, психологических и психических проблем у белорусов.

На «благодатную» почву

По обыкновению осенью возрастает количество обращений за психологической и психиатрической помощью. Мы поинтересовались у практикующего не первый год врача-психотерапевта, сексолога Василия ШЕВЛЯКОВА: какова тенденция?

«Да, люди стали куда чаще обращаться за помощью. Нагрузка на отечественных психиатров разных профилей, клинических психотерапевтов, сексологов возросла существенно, в среднем раза в три. Но проблемы больше пограничного уровня, связанные с расстройствами настроения, истощением нервной системы, адаптацией, то есть требующие скорее психологической поддержки, нежели специализированной врачебной помощи. Добавило тревоги и распространение коронавируса. На эту «благодатную» почву в последние месяцы наложились еще два фактора. Во-первых, начало учебного года, различные школьные мероприятия, во-вторых, политические события и, как следствие — экономические. Люди находятся в постоянном стрессе, тревоге и в итоге становятся уязвимыми для внешних раздражителей. И никто не знает, после чего произойдет срыв в работе защитных механизмов, который приведет к заболеваниям», — рассказал Василий Шевляков.

С какими же проблемами обращаются люди? «По моим ощущениям, они не концентрируются в каком-то одном направлении, спектр широк. Больше стало и тех, у кого тяжелые состояния, и тех, у кого возникли психологические сложности. Если брать в расчет последние месяцы, то произошел резкий скачок обращений, связанных с острым хроническим стрессом, нарушением адаптации», — отметил эксперт.

Два варианта

По его прогнозам, на общем фоне высокого психологического напряжения люди продолжат обращаться за психологической помощью примерно в таком же большом количестве, как минимум месяца полтора назад: «Потом люди немного переключатся на подготовку к зиме, на зимние праздники, немного ослабятся режимы, и количество обращений будет снижаться. Но что повлияет больше — переключение или снижение напряжения, сказать трудно».

Эксперт отметил, что человек — это такое существо, которое ко многому привыкает: «Мы не можем долго находиться в состоянии напряжения. Какая-то часть людей будет оставаться на высоком уровне напряжения и стресса, и в итоге это приведет к каким-то проблемам психического или соматического плана. Большая часть людей в ближайшие месяц-два вернется к обычному уровню напряжения, привыкая к происходящим изменениям. И за счет этих людей будет фиксироваться спад обращений за помощью».

Но ситуация может повернуться и другой стороной: многие белорусы сейчас оказались в состоянии, к которому не были готовы. Многие загоняют проблемы глубоко в себя, не признаются в их существовании и в итоге осложняют их еще больше. Но если кризис продолжится, проблемы все равно всплывут, и тогда количество обращений вырастет.

«Такие опасения есть. Причем если политические и экономические проблемы в стране не разрешатся, высока вероятность резкого увеличения (на горизонте полугода и более) количества сложных психических расстройств, люди будут нуждаться в  специализированной клинической помощи», — отметил врач-психотерапевт.

Но из-за резко подскочившего количества обращений наверняка медикам тоже приходится несладко?

«Так как уже не первый месяц врачи находятся в сильном напряжении из-за возросшей нагрузки, то они сами начинают болеть и уходить на отдых. По разным причинам — от простуд до тех же психологических проблем. Из-за этого на оставшихся в строю врачей падает еще большая нагрузка. Поэтому доступность помощи, конечно же, снижается. Но уровень помощи, ее качество особо не меняется: людям готова помочь и государственная медицинская служба — клинические психологи, психиатры, психотерапевты, которые работают в основном в диспансерах и поликлиниках, и специалисты частной практики, которые единым фронтом стараются поддерживать качество психологической помощи», — рассказал Василий Шевляков.

Эпидемия шоковой травмы

Одним из тех, кто оказался «на передовой», стала семейный психолог, магистр психологических наук Анна МАТУЛЯК. Она не только организовала в соцсети бесплатную группу поддержки, где белорусы получают консультации и своевременную помощь от психотерапевтов и психологов. Вместе с коллегой она проводит и бесплатные живые встречи в группе поддержки.

По ее словам, основной триггер резко взлетевшего числа проблем психологического характера — то, что все общество сейчас переживает шоковую травму: «В первые дни после выборов совершено беспрецедентное насилие, и оно, пусть и в меньшей степени, продолжается до сих пор. Происходящее в стране затрагивает психику абсолютно всех белорусов — не только тех, кто попал в больницы с увечьями, или их близких. Есть такое понятие — «травма свидетеля», и вопрос в том, как каждый из нас с ней справляется. Ситуацию можно сравнить с эпидемией гриппа: у одного заболевание протекает бессимптомно, у другого очень тяжело. Но болеют все. Так и в нашей ситуации, из которой пока страна не вышла».

Эксперт подчеркнула, что есть еще одна грань проблемы. Если взглянуть на нее в метафоре семейных отношений и власть рассматривать как некую родительскую фигуру, то происходящее поднимает индивидуальные проблемы у каждого. «Например, кто-то в детстве столкнулся с жестоким обращением или насилием, но эта тема давно «проработана», травма прожита, и вдруг она открывается с новой силой. С такими проблемами люди приходят все чаще. И, конечно же, у всех нас общее состояние подавленности, депрессии», — рассказала Анна Матуляк.

Плохих чувств не бывает

Кроме подавленности, у большинства белорусов массово проявляются и другие чувства, с которыми им трудно бороться и которые оказывают на них мощнейшее воздействие. По словам Анны Матуляк, каждому очень важно понять, что плохих чувств не бывает. Бывают плохие или хорошие действия, а чувства все нормальные. Первое — ярость.

«Ее трудно «упаковывать», чтобы она не прорывалась наружу. Люди стали заложниками идеи о мирном протесте. Недаром их постоянно провоцируют силовики. И то, что белорусы оставляют ее внутри, само по себе может вызывать развитие психосоматических заболеваний. Во-первых, ярость надо признать, об этом мы постоянно говорим на встречах. Второе — нужно поговорить о ней с кем-то. Третье — пофантазировать, что бы я сделал с яростью. Четвертое — выплеснуть ее, «выкричать» — в машине под громкую музыку, в лесу, в подушку. Или взять в руки палку и «избить» землю, дерево».

Вторая проблема — бессилие: нарушена безопасность, невозможно контролировать процесс в целом, вернуть все в нормальное русло. Попытки вернуть этот контроль часто приводят к тому, что люди становятся излишне тревожными.

«Человеку начинает казаться, что если он пропустит один марш, все рухнет, мы проиграем. Тогда истощенный тревогой человек загоняет себя в ловушку. Нужно сначала признать, что глобальный процесс контролировать он не может, и подумать о том, что он может изменить сам, и замкнуть ответственность только на себе. Второе — необходимо что-то, над чем у человека есть полный контроль. К примеру, помогает соблюдение режима дня, некоего плана действий, имеющее большое психологическое значение. Третье — опора на мудрую часть народа в целом, воздействующую на процессы в стране. Я не могу, но может другой, и в этом наша сила — каждый вносит свой посильный вклад», — уверена психолог.

Третье чувство, вызывающее сложности, — чувство вины. Возникает оно еще и оттого, что произошло и происходит много насилия, которому до сих пор не дана правовая оценка.

«Это газлайтинг на государственном уровне. Причем власти пытаются внушить, что либо этого не было, либо ты сам виноват. Как в классической схеме абьюзинга, когда вина перекладывается на жертву. Усугубляется все тем, что виновные не берут на себя вину и ответственность за происходящее. И ее испытывают даже пережившие избиения и пытки: «меня били не так сильно, как другого», или «человека убили, а я жив, меня только избили» — вина выжившего. Нужно перестать оправдываться, не реагировать на манипуляции, постараться больше любить и прощать себя», — считает Анна Матуляк.

Избавиться от отравляющих жизнь чувств трудно, но есть несколько шагов, помогающих в сложившейся ситуации: «Первое — принять шоковую травму, признать, что пока будет так. Второе — поиск стабильного состояния, без требований от себя того, что было доступно и легко два месяца назад. К примеру, многие говорят о том, что не могут сделать даже уборку дома, радовать родных кулинарными изысками, кормят их пельменями и макаронами, не могут веселиться. Но это нормальная реакция на ненормальную ситуацию, это надо принять. Третье — обязательно обращаться за помощью, в ней нуждаются абсолютно все, не только избитые или попавшие «на сутки». Важно это понимать и помощь эту получать».

Подписка на Все
22 января 2021
Россия выплатила первый транш компенсации Мозырскому НПЗ за грязную нефть.
22 января 2021
Для страны важно ввести в эксплуатацию комплекс замедленного коксования (КЗК) на "Нафтане", потому что через увеличение глубины переработки и выпуска нефтепродуктов мы компенсируем потери от российского налогового маневра.
22 января 2021
Грузия полностью отменит ограничения на международное регулярное авиасообщение с 1 февраля 2021 года.
22 января 2021
Цена биткоина на криптовалютных биржах 21 января упала ниже $30 тыс. впервые с 4 января.
22 января 2021
Теплоснабжение в Московском районе Минска планируют восстановить к четырем часам дня 22 января.
22 января 2021
На пощади Независимости в Минске горел человек. В СК одтвердили, что это был акт самосожжения.

Страницы