Ноябрь 11, 2020

Кризис доверия – путь к экономическому спаду

Александр ДАУТИН

Из-­за политического кризиса спад ВВП по итогам 2020 года может увеличиться с прогнозируемых 3 до 4 %. При этом не исключено, что даже сегодняшний слабый потенциал роста белорусской экономики — до 2,5 % в год — будет в еще большей мере ослабевать.

Об этом говорится в новой работе Белорусского экономического центра BEROC «Экономические последствия политической нелегитимности в Беларуси». Ее авторы — экономисты Дмитрий КРУК и Лев ЛЬВОВСКИЙ.

Как отмечают авторы в преамбуле к работе, нынешний политический кризис в Беларуси породил феномен, который в политологии и социологии классифицируется как кризис легитимности власти, или же ее нелегитимность.

«Эта проблема выходит за рамки сферы политических отношений и порождает ощутимые негативные последствия в экономической сфере. В краткосрочной перспективе такая ситуация приводит к усилению рисков финансовой дестабилизации, а также к углублению экономического спада и увеличению его продолжительности. В более длительной перспективе политическая нелегитимность будет приводить к ухудшению институциональной среды и эрозии человеческого капитала, что чревато попаданием экономики страны в продолжительную депрессию. Мы полагаем, что единственным «хорошим» выходом из сложившейся ситуации будет разрешение политического кризиса таким образом, чтобы в обществе сформировалось доверие к власти и была обеспечена ее легитимность».

Игнорирование нелегитимности

Экономисты обращают внимание, что после 9 августа белорусские власти предпочли игнорировать возникшую проблему нелегитимности: «Такая позиция, вероятно, базируется на предпосылке о том, что нелегитимность, будучи неосязаемой и абстрактной проблемой, вряд ли может привести к каким-либо ощутимым последствиям, а потому и угрозам для правящего режима. Мы опровергаем такую посылку и постулируем, что существует целый перечень ка­налов и механизмов, через которые политическая нелегитимность приводит к осязаемым негативным последствиям в экономической сфере. Это будет ослаблять и политическую устойчивость в той степени, в которой она зависит от состояния экономики».

На взгляд авторов, для кратко­срочных последствий важно понимать, что ситуация кризиса легитимности становится частью информационного контента для принятия решений экономическими агентами. Поэтому в их экономическом поведении может быть отражено желание противостоять власти, которая рассматривается как нелегитимная, или по крайней мере застраховать себя от субъективно ожидаемых последствий кризиса легитимности.

Краткосрочные последствия

К сегодняшнему дню такого рода адаптации наиболее явно проявились в решениях домохозяйств в отношении своих сбережений. В августе и сентябре фон нелегитимности стал одним из триггеров для снятия домохозяйствами средств с банковских счетов и депозитов, а также их повышенного спроса на иностранную валюту.

«Сама по себе визуализация этих тенденций подстегивает девальвационные и инфляционные ожидания, снижает доверие к банковской системе. Это придает новый импульс указанным тенденциям, то есть формируется эффект второго порядка вследствие экономических решений домохозяйств, желающих защитить свои сбережения. Указанные механизмы во многом обусловили месячные пики оттока депозитов из банковской системы и сокращения золотовалютных резервов в августе, что, в свою очередь, существенно усилило риски финансового стресса».

В работе отмечается, что посредством ужесточения монетарных условий сегодня власти смогли купировать угрозу разрастания финансового стресса. Однако такие шаги практически никак не затрагивают и не нейтрализуют ее исходную причину — неблагоприятные паттерны поведения домашних хозяйств. В результате, на взгляд экономистов, имеет место скорее борьба с симптомами, а не с причинами проблем.

Как отмечают авторы исследования, проблема нелегитимности становится актуальной и в рамках потребительского поведения домашних хозяйств. Во-первых, она способствует ухудшению потребительских настроений, ослаблению потребительской уверенности. А это напрямую ведет и к ослаблению потребительского спроса. Во-вторых, дополнительные потери в потреблении можно ожидать в связи с ужесточением доступа домохозяйств к кредиту и прогрессирующей финансовой напряженности.

Схожие механизмы, вероятно, будут ослаблять и инвестиционный спрос.

«Потенциальным сценарием, который может на непродолжительный период завуалировать имеющиеся в экономике диспропорции, может стать ухудшение платежной дисциплины. В попытке «размазать» негативные последствия между финансовой и реальной сферой и предотвратить их визуализацию в статистических показателях эта опция на первый взгляд может казаться допустимой. Однако на фоне слабого финансового положения большого количества предприятий использование такой опции грозит быстро перерасти в системный кризис неплатежей, трансформирующийся в полномасштабный финансовый кризис. Кроме того, в случае задействования такой опции велика вероятность усиления фискальной дестабилизации».

Удар по общественным институтам

Отдельно авторы исследования обращают внимание на негативные изменения в общественных институтах и эффекты, производимые на рынок труда.

Как пишут экономисты, если человек не доверяет своему контрагенту в какой-либо сделке и не уверен, что при необходимости сможет защитить свои законные права в суде, сделка не будет осуществлена. Когда человек наблюдает незаконные и политически мотивированные решения суда в административных и уголовных делах, недоверие к системе права начинает распространяться и на экономические суды.

«В современной Беларуси мы наблюдаем насилие со стороны силовых структур, пытки и уголовные обвинения протестующих. Вместе с тем нет прецедентов привлечения к ответственности за насилие лиц из силовых структур. Как следствие, общественное доверие к правоохранительной системе в целом тает, и сделки, которые ранее заключались с уверенностью в том, что выполнение контракта будет поддержано законом, теперь не заключаются».

Авторы убеждены, что качество работы юридической и правоохранительной системы часто рассматривается как ключевой критерий качества в целом общественных институтов и бизнес-климата. Таким образом, низкое доверие системе права скорее всего напрямую приведет к уменьшению бизнес-активности.

Развитие ситуации

Как отмечают экономисты BEROC, политический кризис в Беларуси породил большое количество негативных экономических тенденций и процессов. Несмотря на это, власти предпочитают игнорировать взаимосвязь между политикой и экономикой. Поэтому противостоять новым вызовам они намерены исключительно посредством экономических инструментов. Однако свобода маневра в использовании большинства экономических инструментов ограничена или же такие инструменты вовсе неэффективны в противодействии экономическим последствиям политического кризиса.

Даже на краткосрочном горизонте власти не в состоянии полностью подавить неблагоприятные тенденции. Они могут лишь смягчить и ограничить их в одной сфере национальной экономики, частично перенаправляя в другую.

Например, действия властей в августе — сентябре фокусировались на предотвращении угрозы разрастания проблем на кредитно-депозитном и валютном рынках в полномасштабный финансовый кризис.

«Это затребовало ужесточения монетарных условий. В противном случае колебания обменного курса могли бы подорвать возможности фирм по обслуживанию долгов. И с этой позиции действия властей можно считать эффективными. Но в масштабе всей экономики они эффективны лишь частично. Вынужденное ужесточение монетарных условий неизбежно будет подавлять экономическую активность, способствуя углублению рецессии. Поэтому можно говорить о том, что накопленные диспропорции из финансовой сферы действиями властей были во многом перенаправлены в реальный сектор».

Единственно «хороший» выход — легитимность

Дмитрий Крук и Лев Львовский отмечают, что политический кризис и связанная с ним проблема нелегитимности формируют для Беларуси многочисленные и масштабные экономические вызовы.

«Целый ряд механизмов способствует углублению рецессии и увеличению ее продолжительности. Одновременно разрастаются угрозы финансовой стабильности. Поэтому возможности обеспечения макроэкономической стабильности в ближайшем будущем весьма ограничены. В более длительной перспективе, при сохранении политического статус-кво, страна столкнется с ослаблением и даже разрушением механизмов, обеспечивающих рост производительности. Проявлениями этого тренда станут эрозия человеческого капитала и ослабление предпринимательской инициативы. Такой путь означает погружение страны в долгосрочную депрессию».

По мнению экономистов, чтобы противостоять актуальным вызовам, стандартных экономических инструментов недостаточно. Более того, в данном контексте они не являются эффективными.

«Единственным «хорошим» выходом из сложившейся ситуации мы видим разрешение политического кризиса таким образом, чтобы власть в стране была легитимной и стало возрождаться экономическое доверие».

Спад ВВП

До политического кризиса наиболее вероятным краткосрочным сценарием виделся спад ВВП около 3 % в 2020 году и вялое восстановление в 2021-м. Политический кризис приводит к углублению и затягиванию спада.

«По нашим оценкам, по итогам 2020 года спад в связи с политическим кризисом углубится не менее чем на 1 п. п. В 2021-м при сохранении проблемы нелегитимности вместо слабого восстановления основным сценарием становится дальнейшее, причем ощутимое, углубление рецессии. Долгосрочные перспективы видятся еще более неблагоприятными».

Утратив легитимность и доверие, власти окажутся не в состоянии противостоять ухудшению институциональной среды и эрозии человеческого капитала.

«Поэтому можно ожидать, что даже сегодняшний слабый потенциал роста белорусской экономики — до 2,5 % в год — будет в еще большей мере ослабевать. Более того, он даже может перейти в отрицательный диапазон, то есть экономика может иметь структурные предпосылки для сжатия. Такие перспективы означают, что стагнация, которая имела место на протяжении почти всей последней декады, перерастет в долгосрочную депрессию».

Подписка на Все
25 января 2021
МТС запустил услугу «Родительский контроль ESET», которая поможет обеспечить безопасность детей в интернет­пространстве. С ее помощью можно фильтровать нежелательный контент на смартфонах и планшетах, работающих на базе Android.
25 января 2021
Беларуси через 20-25 лет будет нужна третья АЭС, считает председатель президиума Национальной академии наук Владимир Гусаков.
25 января 2021
С какими основными проблемами столкнулся бизнес за последнее время и мог ли кризис стать для предпринимателей временем возможностей?
25 января 2021
На совещании с руководством Совмина Александр Лукашенко потребовал введения самых жестких мер за неуплату налогов. С того ли начинает власть, поинтересовались мы у руководителя одного из бизнес-­союзов.
22 января 2021
Россия выплатила первый транш компенсации Мозырскому НПЗ за грязную нефть.
22 января 2021
Для страны важно ввести в эксплуатацию комплекс замедленного коксования (КЗК) на "Нафтане", потому что через увеличение глубины переработки и выпуска нефтепродуктов мы компенсируем потери от российского налогового маневра.

Страницы