Сентябрь 23, 2020

Кремль ищет новые способы удержания Беларуси

Поддержка Александра Лукашенко Кремлем не такая уж безоговорочная, как это могло бы показаться на первый взгляд.

Политолог, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений СИВИЦКИЙ проанализировал итоги визита Александра Лукашенко в Сочи 14 сентября, где тот провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным

— Повестка дня переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко состояла из двух блоков. Первый — это вопросы финансового сотрудничества, рефинансирования долга правительства Беларуси перед правительством России. Второй блок вопросов касался планов урегулирования политического кризиса в Беларуси. Если первый блок обсуждался во время открытой части переговоров, и Минску, по крайней мере на словах, удалось заручиться поддержкой Кремля, то второй блок обсуждался в закрытом формате.

Кредит в полтора миллиарда долларов, который пообещал Владимир Путин, в Беларусь не поступит. Эти деньги пойдут на рефинансирование задолженности перед Российской Федерацией. Никаких свободных средств Александру Лукашенко данный кредит не предоставляет, он будет направлен на поддержание макро­экономической стабильности в нашей стране. Такую тактику мы наблюдаем в последние годы: российская сторона если и предоставляла кредиты Минску, то только на рефинансирование долгов.

Второй блок вопросов намного интереснее, он связан с урегулированием политического кризиса в нашей стране, а именно так Кремль воспринимает происходящее в Беларуси. При этом он формально признал победу Александра Лукашенко. Но когда, с одной стороны, признается легитимным Лукашенко, а с другой — наличие глубокого политического кризиса, который требует диалога между Александром Лукашенко и гражданским обществом, то это говорит о том, что поддержка Кремля не такая уж безоговорочная, как могло бы показаться на первый взгляд.

Лукашенко привез на переговоры свой проект урегулирования кризиса, включающий план национального диалога с очень ограниченным кругом политических партий и общественно-­политических движений и намерение провести референдум по изменениям в Конституции предположительно в 2022 году. Этот план был направлен и в секретариат ОБСЕ, и в Москву, но очевидно, что Москву он не устраивает. Свидетельством этого является довольно интенсивный и напряженный переговорный процесс, который растянулся на несколько часов.

План Кремля для Беларуси тоже связан с конституционными преобразованиями, но по факту он предполагает смену режима — выведение Александра Лукашенко с политического поля, трансформацию конституционного строя, переход от сильной президентской республики к парламентско-­президентской или, в идеале, к парламентской. Дело в том, что именно Александр Лукашенко представляется в Москве как главный барьер на пути продвижения российских национальных интересов в Беларуси. Там считают, что Лукашенко блокирует любые инициативы Кремля, которые, с его точки зрения, не соответствуют интересам Беларуси. И это происходит на протяжении 26 лет, несмотря на пророссийскую риторику официального Минска.

Такая ситуация Кремль больше не устраивает, поэтому он ищет новые способы влияния и удержания Беларуси в своем геополитическом фарватере. Для этого сделана ставка на экспорт так называемой управляемой демократии, осуществление которого возможно с помощью организации транзита власти от Александра Лукашенко к какой-то другой политической силе, более приемлемой и договороспособной с точки зрения Кремля. В этой системе новых политических координат — наличия партий пророссийской ориентации (не в том смысле, что они будут сторонниками «русского мира» или вхождения Беларуси в состав России, а с точки зрения готовности выполнять стратегические обязательства перед Россией в рамках уже существующих договоров, как экономических, так и военно-политических), Лукашенко места нет.

Очевидно, что принять этот план Александр Лукашенко не может. Он не готов идти на такие стратегические уступки, и существует риск, что столкновение этих планов может привести к серь­езному конфликту между Минском и Москвой уже в ближайшие недели. Кремль ограничен во времени. Разрастающийся общенациональный протест и внешняя политическая обстановка, отмашка, данная ему Западом для принудительной демократизации Беларуси, «действуют» только до конца 2020 года. Но с нового года геополитическая обстановка может серьезно измениться, в частности может произойти смена власти в США, и с приходом демократов американские власти будут настроены более решительно по вопросам сдерживания России на постсоветском пространстве. Чтобы навязать Лукашенко свой план конституционной реформы, у Кремля остается очень мало времени.

Подписка на Все
25 ноября 2020
Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) Украины установила факты дискриминационных и недружественных действий со стороны Беларуси в отношении украинских производителей стальных прутков и применила адекватные меры, решив ввести специальную пошлину на импорт этой продукции из Беларуси в размере 16,08% от таможенной стоимости.
25 ноября 2020
В Беларуси по состоянию на 25 ноября зарегистрировано 128 тыс. 449 человек с положительным тестом на COVID-19.
25 ноября 2020
Урегулирование ситуации вокруг ОАО "Белгазпромбанк" не должно быть политизированным, государство не должно вмешиваться в диалог с акционерами, считает посол РФ в Беларуси Дмитрий Мезенцев.
25 ноября 2020
Международное рейтинговое агентство Moody's Investors Service подтвердило долгосрочные рейтинги БПС-Сбербанка, белорусской "дочки" Сбербанка РФ, по депозитам в национальной валюте на уровне "B2", в иностранной валюте - "Caa1".
25 ноября 2020
Евразийский экономический форум, который планировалось провести в Минске во второй половине декабря, отменен.
25 ноября 2020
Посол России в Беларуси Дмитрий Мезенцев убежден, что у белорусской оппозиции не получится использовать "российскую карту" для достижения своих политических целей.

Страницы