Октябрь 30, 2017
экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК

Бурный рост импорта сигнализирует о том, что экономический рост упирается в потолок.

Со второго полугодия 2016 года, после трех лет устойчивого снижения, физический объем импорта снова начал увеличиваться. Причем в 2017 году темп резко ускорился, и импорт в натуральном выражении стал стремительно нагонять экспорт, нейтрализуя отрыв, сформировавшийся в 2015—2016 годах.

Если не учитывать обстоятельства, такую тенденцию нельзя назвать ни плохой, ни хорошей. Последствия роста импорта во многом зависят от его причин и сопутствующих факторов. Если в экономике имеет место устойчивое положительное сальдо торговли, то она может безболезненно нарастить внутренний спрос и доходы, что обусловит и увеличение импорта. Кроме того, сам по себе импорт может поспособствовать формированию и развитию новых цепочек добавленной стоимости. Такой рост импорта можно назвать благоприятным. Если же экономика сталкивается с внешним дефицитом, то практически любой рост импорта для нее будет нежелательным.

В сегодняшней экономической ситуации Беларусь не может позволить себе ухудшение состояния чистого экспорта. Задела для опережающего роста импорта у нас, увы, нет. Снижение физического объема импорта в предыдущие годы носило вынужденный характер. Страна долго и болезненно адаптировалась к тому уровню импорта, который может позволить себе в соответствии с фундаментальными показателями.

Судя по целому перечню критериев, можно говорить о том, что примерно в начале 2017 года страна находилась в состоянии, близком к внешнему равновесию. Поэтому для его поддержания в последующие периоды рост импорта должен идти в ногу с ростом экспорта. С этой позиции именно увеличение экспорта должно стать триггером для последующего увеличения объемов импорта и роста ВВП. Например, фирма смогла нарастить экспорт своей продукции. В таком случае благоприятным для роста ВВП и безопасным для внешнего равновесия будет увеличение этой фирмой импорта комплектующих и/или повышение потребительского спроса ее работников в условиях увеличившихся зарплат, часть которого придется на импортные товары.

Однако в наших реалиях картина начинает выглядеть по-другому. В первом полугодии, впервые за последние три года, вклад чистого экспорта в прирост ВВП оказался отрицательным. Это связано с тем, что, несмотря на стабилизацию экспорта, импорт продолжил прибавлять, то есть нарушилось условие «рост экспорта — генератор и обязательная предпосылка для последующего роста внутреннего спроса и импорта».

Расходы стали расти во многом благодаря внутренним предпосылкам и потянули за собой импорт. Причем спрос на импорт повышался как за счет роста самих доходов/расходов, так и из-за существенного увеличения доли импортных товаров в составе спроса. Другими словами, рост доходов и спроса приводит к более чем пропорциональному увеличению импорта. Указанные тенденции были присущи почти всем группам товаров и экономическим агентам. Это свидетельствует о том, что новая старая проблема высокой импортоемкости широко укоренилась в национальной экономике и имеет структурный характер.

Чем же в таком случае обернется рост импорта? Во-первых, он станет автоматическим барьером для наращивания объемов производства. Если экономика не может обеспечить дальнейшее увеличение экспорта, то она упирается в потолок: возросшие доходы все в большей мере направляются на приобретение импортных товаров и не способствуют увеличению объемов выпуска продукции отечественных предприятий. Именно к такой ситуации, полагаю, мы и приближаемся во втором полугодии 2017 года. Во-вторых, рано или поздно рост импорта выльется в ухудшение сальдо торговли, что в условиях плавающего курса приведет к его обесценению.

Подписка на импорт + BEROC + Крук + макроэкономика
23 февраля 2017
Импорт товаров в 2016 году в Беларусь снизился на 9% до 27,6 млрд долларов.
22 февраля 2017
Временные ограничения вводятся на поставки продукции свиноводства из регионов России, Украины и Польши.

Страницы