Январь 27, 2021

Где жирнее черта бедности?

Беседовала Ольга ШАВЕЛА

В III квартале прошлого года 4,8 % населения Беларуси находилось за чертой бедности — такую цифру приводит Белстат. Много это или мало? И кто из бедных страдает больше: белорус или американец?

Об этом газета «Белорусы и рынок» поговорила с ведущим экономистом Исследовательского центра ИПМ Глебом ШИМАНОВИЧЕМ.

— Как менялась динамика бедности в Беларуси за последние 20 лет?

— Если сравнить с 1999 годом, то, конечно, есть значительные улучшения. Тогда за чертой бедности находилось около 50 % населения. В начале 2000-х доходы всех слоев населения росли и динамика бедности резко снизилась. Последние пять лет она была на уровне 4,8—5,9 %.

— Это хорошо, что у нас мало бедных. Однако состояние экономики в этом году ухудшилось, а на уровне бедности это не сказалось. Он даже снизился на 0,1 % по сравнению с 2019 годом. Мы точно правильно считаем? Как считают бедных в Беларуси?

— Уровень бедности оценивается на основании выборочного опроса домашних хозяйств о доходах и расходах. Полученные данные не всегда бывают достоверными. Например, люди могут скрывать часть своих доходов, полученных в неформальном секторе, или занижать расходы на алкоголь и сигареты, то есть на социально неодобряемые товары и услуги. Часто из опросов выпадают целые социальные группы. Ведь при проведении опроса исследователи обходят дома, а это значит, что бездомные в выборку не попадают. А богатые люди часто просто не открывают двери незнакомцам. Но такая проблема характерна для всех стран мира, не только для Беларуси.

Статистические органы могут использовать различные подходы, чтобы нивелировать влияние погрешностей в исходных данных, и оценить, какими ресурсами в действительности располагают домашние хозяйства. В Беларуси они оцениваются как сумма всех расходов, которые понесло домашнее хозяйство за рассматриваемый период, стоимость потребленных продуктов питания, произведенных в личном подсобном хозяйстве, за минусом материальных затрат на их производство, а также стоимость полученных в натуральной форме льгот и выплат.

Собранные данные сравниваются с чертой бедности, которую страна сама определяет для себя. У нас это бюджет прожиточного минимума. Он представляет собой стоимостную величину продуктов питания, необходимых для выживания человека, скорректированную на повышающий коэффициент. Данный коэффициент призван учесть необходимость оплаты базовых услуг, таких, например, как оплата ЖКХ, и непродовольственных товаров. Сейчас бюджет прожиточного минимума в среднем на душу населения составляет 258,11 рубля. Получается, что у нас 4,8 % населения располагают ресурсами меньшими, чем эта сумма.

Прожить в течение месяца на такие деньги действительно трудно, но и людей с таким доходом не много. Поэтому колебания в экономической конъюнктуре не отражаются в динамике бедности, которую оценивает Белстат. Чтобы проанализировать влияние кризисов на бедность, следует обратиться к минимальному потребительскому бюджету. По международным критериям — это черта умеренной бедности. Например, в 2015—2016 годах в Беларуси произошел рост умеренной бедности: примерно c 15 до 30 %. Таким образом, доход большей части нашего населения формально превышает черту официальной бедности, но не намного. И эта группа риска существенно увеличивается в периоды кризиса.

— Как считают бедных в других странах? И уместно ли сравнивать государства по этому критерию?

— Методология везде одинаковая: проводятся опросы. Но подходы к оценкам доходов домашних хозяйств во всех странах разные, и порог бедности у всех разный. В развитых странах, например в странах ЕС, бедными считают тех жителей страны, доходы которых составляют менее 60 % от среднего дохода в стране. Получается, чем выше общий уровень доходов в стране и чем меньше неравенство, тем менее бедны бедные. В Германии уровень бедности в 2019 году составлял 15,9 %, в Беларуси — 5 %. Можно подумать, что в Беларуси жизнь лучше, чем в Германии. Но это совершенно разные бедности.

Всемирный банк определяет численность бедного населения в мире, применяя унифицированные стандарты и устанавливая черту бедности в 1,9, 3,2 и 5,5 доллара по паритету покупательной способности на человека в день в зависимости от ВВП на душу населения в стране. Но данные методы хорошо работают только в странах с уровнем дохода ниже среднего. Кроме того, курсы национальной валюты к доллару США по паритету покупательной способности весьма противоречивые. Если так считать, то у нас 95 % населения имеет доход выше 10 долларов в день по паритету покупательной способности, а эту черту принято использовать для оценки среднего класса. Но средний класс у нас, мягко говоря, поменьше будет. Соответственно, и этот подход для сравнения стран по бедности в случае Беларуси не работает.

— Как тогда ответить на вопрос: бездомный в США страдает так же, как бездомный в Беларуси? И если нет, то насколько один страдает больше другого?

— Тут может помочь показатель субъективной бедности. Исследователи спрашивают у людей, как они себя чувствуют. Такие исследования помогают понять уровень дискомфорта, с которым живут люди, и сравнить их. В результатах исследований много субъективности, но общую динамику все равно можно уловить.

Но самый современный подход, который, наверное, позволил бы наиболее адекватно сравнить все страны и понять, кто беден, а кто нет, обеспечивает «многомерная бедность». Людей сравнивают не по доходам и расходам, а по лишениям: к каким благам и услугам у них нет доступа. Например, исследователи смотрят, есть ли у человека доступ к качественному питанию, которое включает фрукты и мясо, доступ к интернету, чистой воде, здравоохранению, нормальным жилищным условиям и прочее.

— Зачем сейчас проводятся эти исследования, если в них столько неточностей и даже невозможно использовать их для сравнения стран?

— Эти исследования проводятся для того, чтобы выявить уязвимые группы населения, сформировать социальную политику государства. И не важно, какой подход к оценке бедности мы используем: абсолютный, относительный, субъективный или многомерный. Главное, становится известно, что есть группы населения, которые сталкиваются с большими лишениями, живут в худших условиях, чем все остальные группы. Соответственно, дальше нужно понять, почему эти группы столкнулись с такими проблемами и какие инструменты можно применить для их решения.

В Беларуси за последние пять лет динамика официальной бедности зависла на уровне 5 %. Казалось бы, информативности в этом мало, но если проследить по социальным группам, то можно обнаружить много интересных данных, например, что бедность выше всего среди детей до 18 лет, в многодетных семьях и среди жителей сельской местности. Для социальной политики зачастую больше важен профиль, а не масштаб бедности.

— Можно ли искоренить бедность? Или она будет в любом обществе и во все времена хотя бы потому, что всегда будут люди, которые не хотят работать?

— Экстремальная бедность — когда люди голодают, может быть ликвидирована, а относительная бедность сохранится всегда. Всегда будет неравенство в доходах, и в этом нет ничего плохого. Кто-то более талантлив, кто-то более предприимчив, больше трудился — соответственно, он больше зарабатывает.

Бедность сама по себе, если это не экстремальная бедность, не такая уж проблема. Здесь важно другое. Проблема — в «ловушке бедности», когда ты вдруг попал в нее, а выбраться возможности нет. Например, если в Беларуси человек потерял жилье, это очень тяжело, и социальных инструментов, позволяющих решить данную проблему, совсем мало. В развитых странах, с сильной социальной политикой, такому человеку предоставят больше опций. То есть важно не количество бедных людей, а то, как система позволяет им решить проблему. Государство должно обеспечить гражданам возможности выбраться из ловушки бедности. А уже люди пусть сами решают, хотят ли они этим воспользоваться. Хотя богатые европейские государства могут обеспечивать своим гражданам минимальный уровень дохода безотносительно того, пытаются ли их граждане решить свои жизненные проблемы или нет. В этом есть некая логика: такие меры сокращают преступность.

Кроме того, важно снижать неравенство в обществе. Речь идет не о неравенстве по доходам, а о неравенстве по возможностям. У людей должны быть одинаковые возможности проявить себя. И здесь играет роль как сам факт наличия необходимых условий, инфраструктуры, так и их качество. Например, два человека могут учиться в разных школах, но один — в очень хорошей, другой — в очень плохой. Вроде бы у обоих есть возможность учиться, но все равно это неравенство возможностей.

Подписка на Все
02 марта 2021
С 2001 по 2019 год Беларусь потеряла 9,3 % лесного покрова — 845 тыс. гектаров. Таковы пугающие данные из последнего доклада Global Forest Watch. Правда ли, что наши леса нещадно вырубаются, и грозит ли ныне живущим белорусам увидеть исчезновение зеленых рощ, попыталась разобраться газета «Белорусы и рынок».
02 марта 2021
Суд признал виновными врача и журналистку по делу о «ноль промилле» у погибшего Романа Бондаренко.
02 марта 2021
Компания Mark Formelle представила уникальную для Беларуси капсульную коллекцию одежды Save the planet.
02 марта 2021
Александр Лукашенко утверждает, что никакого трансфера власти в республике быть не может.
02 марта 2021
Александр Лукашенко заявил, что не обсуждал на февральской встрече с президентом РФ Владимиром Путиным выделение Минску нового кредита, как и тему трансфера власти в республике.
02 марта 2021
Следственный комитет передал в прокуратуру документы на экстрадицию Светланы Тихановской. Её обвиняют в приготовлениях к массовым беспорядкам и к захвату зданий и сооружений в Гомеле.

Страницы