Январь 15, 2018
Олег ШЕПЕЛЮК

​Партнер юридической фирмы «Алейников и партнеры» Дмитрий МАТВЕЕВ более десяти лет занимается сопровождением проектов в сфере информационных технологий и интеллектуальной собственности, является признанным экспертом в этой области.

В минувшем году Дмитрий получил почетную награду «Ментор года», которая вручается человеку, внесшему наибольший вклад в развитие стартап-экосистемы Беларуси.

— Кто такой ментор? За какие заслуги вас удостоили такого звания?

— Ментор — это человек, который в силу своего опыта и специализации способен дать полезные советы молодому IT-проекту либо помочь иным образом, например своими связями в бизнес-сообществе. В 2017 году я отдал много времени стартапам Беларуси. Прежде всего, читал лекции о юридических аспектах ведения IT-бизнеса. Предположу, что за это мне и присвоили звание ментора года.

— Почему вашей менторской специализацией стала IT-отрасль? В других отраслях вы не видите перспектив для успешного старта и развития проектов?

— IT-отрасль входила в сферу моих интересов со студенческих времен. Тогда это во многом сводилось к праву, касающемуся Интернета. Полагаю, сейчас IT-отрасль может стать драйвером белорусской экономики.

Граница между IT и другими отраслями весьма условна. Посмотрите, например, с какой точностью нейронные сети ставят диагнозы или как могут использоваться в сельском хозяйстве технологии молодой белорусской команды OneSoil.

— Как в Беларуси найти инвестора для стартапа?

— Бытует расхожее мнение, что денег в мире больше, чем толковых стартапов. Важно понимать, что стартап — это не технологии, а прежде всего люди, которые их создают. Если над стартап-проектом работают ценные специалисты, то у него хорошие шансы найти инвестора. Даже если проект движется не в том направлении, то инвестор может задать новый ориентир и команда стартапа быстро его подхватит. Поэтому главный совет таков: нужно очень тщательно подбирать специалистов для проекта.

Хороший IT-cтартап — это всегда очень шустрые люди, потому что конкурируют, как правило, не за локальный, а за мировой рынок. Чтобы команда стартапа стала еще быстрее, нужна сильная мотивация. Например, хорошая экономическая мотивация — опцион для сотрудников: в будущем каждый станет совладельцем бизнеса. Поэтому на начальном этапе необходимо договориться и, как говорят американцы, put it on paper (зафиксировать условия на бумаге. — Прим. «БР»). От команды стартапа успех и зависит.

— Белорусы хранят в банках около 7 млрд долларов. Можно ли вовлечь эти деньги в экономику? Как сделать людей инвесторами?

— Белорусы хранят деньги в банках потому, что объектов инвестирования в стране немного: не развит фондовый рынок. Можно сделать, как в Израиле. Там индивидуальным инвесторам, вкладывающим в R&D-компании на ранней стадии, предоставляется налоговый вычет. Логика простая: во-первых, такие компании нужно обеспечить достаточным финансированием; во-вторых, инвестиции на начальном этапе рискованны, следовательно, инвесторов необходимо мотивировать. Такие же налоговые льготы действуют в Южной Корее и других странах.

Многое зависит и от бытующих в обществе установок. Его необходимо перепрограммировать, развивать предпринимательский дух. Во многих странах к этому активно подключается государство.

— Верите ли вы в инвестиционный потенциал ICO применительно к Беларуси?

— Предлагаю полагаться не на веру, а на цифры. В 2017 году через ICO было привлечено больше денег на ранней стадии развития проекта, чем профинансировано стартапов венчурными инвесторами. ICO — это дальнейшее развитие идеи краудфандинга, «инстаграмизация» инвестиций: каждый может предложить миру идею и посмотреть, найдет ли она отклик, и каждый может стать инвестором. Кроме того, ICO вписывается в рамки тренда «устранение эксперта». Применительно к финансированию экспертами являются различного рода структуры, в том числе венчурные капиталисты, а ICO дает им альтернативу.

Естественно, у ICO есть недостатки. Один из главных заключается в том, что в отличие от приобретателя токена венчурный инвестор дает не только деньги, но и экспертизу, знания, опыт.

Что касается перспектив, то ICO в Беларуси может дать то, чего не дал местный фондовый рынок, ведь он не стал глобальным, не привлек серьезных инвесторов. Создать площадку для проведения ICO в Беларуси — это, по сути, сделать App Store. Только для инвестиций.

— Почему в Беларуси не развито венчурное финансирование? Нет денег? Нет проектов? Не позволяет законодательство? Можно ли изменить ситуацию?

— Проблема кроется не в недостатке денег, а в законодательстве, не соответствующем требованиям времени. Если проводить аналогию с IT, то можно сказать, что законодательство играет роль «движка» в компьютерной игре. Белорусский «движок» не позволяет делать красивую графику, да и создавать под этим «движком» труднее. Поэтому зачастую стартапы и инвесторы переезжают на другой «движок», например делавэрский, кипрский или даже эстонский.

До недавнего времени в белорусском законодательстве для структурирования венчурных инвестиций не хватало конструкции конвертируемого займа. Суть такова: инвестор дает деньги, и если стартап успешно развивается, то в определенный момент заем автоматически конвертируется в акции (доли) стартапа согласно заранее оговоренной формуле. Главное преимущество: на момент финансирования не нужно долго спорить о том, какую долю стартап готов дать инвестору в обмен на деньги. Нельзя было оформить опционы для сотрудников. Нет также юридической конструкции инвестиционного товарищества как наилучшей схемы объединения капиталов для инвестирования в стартапы.

— Как вы оцениваете дек­рет № 7 с точки зрения начинающего и уже работающего бизнеса? Кому документ полезен больше?

— Декрет № 7 изменил подходы к субсидиарной ответственности, а значение принципов, которые отражены в документе (презумпция добросовестности субъектов хозяйствования, саморегулирование бизнеса, минимизация вмешательства государственных органов), трудно переоценить. Однако декрет «О развитии цифровой экономики» представляется куда более интересным и значимым.

— В чем заключаются его роль и основные достоинства? Ваша компания ведь была в числе разработчиков…

— Необходимость принятия декрета назрела давно. Прежде чем приступить к разработке документа, мы скрупулезно изучали IT-индустрию США, Израиля, Финляндии, Великобритании, Германии, Ирландии, Сингапура, Южной Кореи, Эстонии и других стран. Предыдущий нормативный правовой акт, декрет № 12 «О Парке высоких технологий», содержал ограничения, касавшиеся способов монетизации информационного продукта, и не позволял, например, разработчику мобильного приложения получать выручку от рекламы в приложении или от in-app-покупок. В декрете «О развитии цифровой экономики» это ограничение упразднено.

Кроме того, документ значительно упростил правила осуществления внешнеэкономической деятельности резидентами ПВТ. Введена возможность использования некоторых институтов иностранного права: конвертируемого займа, опционных соглашений, соглашения о возмещении имущественных потерь (indemnity), соглашений о неконкуренции (non-compete agreements) и непереманивании сотрудников (non-solicitation agreements).

Беларусь впервые в мире предложила полномасштабное либеральное регулирование криптоэкономики, в том числе таких ее аспектов, как ICO, легализовала использование смарт-контрактов (на государственном уровне этого пока не сделал никто).

— Если предоставить такие невиданные налоговые льготы другим отраслям, станут ли они точками роста и драйверами экономики?

— Благодаря декрету «О развитии цифровой экономики» льготы станут доступны для разработок в области биотехнологий, медицинских, авиационных и космических технологий. Кроме того, декрет позволяет войти в ПВТ и, следовательно, получить льготы при осуществлении любых других видов деятельности в сфере новых и высоких технологий по решению наблюдательного совета парка.

Полагаю, будет также полезно создать более удобную общую систему налогообложения. В качестве примера эффективной налоговой системы можно взять Кипр. Тамошние компании вправе отнести на затраты практически все что угодно.

— Чего не хватает иностранным инвесторам в Беларуси? Что, на ваш взгляд, следовало бы исправить в отечественном законодательстве или в практике его применения?

— Вопрос предполагает обширный ответ, постараюсь сузить его до пожеланий инвесторов, финансирующих IT. Они хотят пользоваться привычными юридическими инструментами. Если таковые наша юрисдикция не предлагает, значит в силу простоты перемещения идей, людей и капиталов инвестор предпочтет потратить деньги не у нас, а за рубежом. Что, разумеется, не очень хорошо для белорусской экономики.

В американском штате Делавэр нет ничего интересного, кроме того что это машина по регистрации компаний. Там действует одно из самых продвинутых корпоративных законодательств в мире: всем понятно, как делать гибкие акционерные соглашения, опционные схемы и проч., там наработана колоссальная практика применения. В общем, иногда полезно посмотреть на государство как на стартап и понять, какой продукт оно может предложить.

— Как вы оцениваете так называемый пакет документов по либерализации бизнеса? Помогут ли принятые меры раскрепостить деловую инициативу в стране?

— Оцениваю положительно. Ситуаций, при которых участники хозяйственных обществ могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, станет меньше. В наших реалиях риск быть привлеченным к субсидиарной ответственности, то есть отвечать личным имуществом, являлся сдерживающим фактором для венчурных инвесторов в белорусские стартапы. Ведь венчурное финансирование — это крайне рисковые инвестиции.

Объяснить западным инвесторам, почему в белорусском праве существовала субсидиарная ответственность, было затруднительно. В декрете «О развитии цифровой экономики» применен зарубежный подход, согласно которому ответственность может возникнуть только при совершении принимающими решения лицами уголовного преступления, повлекшего банкротство компании.

Подписка на ICO + декрет №8 + декрет о развитии цифровой экономики + Алейников и партенры + блокчейн + биткоин + криптовалюты + инвестиции
30 августа 2018
В прошлом году в Беларуси было объявлено о создании собственной криптовалюты — талера. В разгар криптовалютного бума о ней очень много говорили, однако потом ажиотаж утих. О том, что сейчас происходит с талером и отечественным рынком криптовалют, «БР» поговорила с Денисом ЛАВНИКЕВИЧЕМ — одним из создателей талера.
28 августа 2018
Курсы основных криптовалют выросли в среднем на 3% в течение 24 часов.
27 августа 2018
На добычу криптовалют в мире тратится около ГВт электроэнергии в день, что составляет около 1% потребления электроэнергии мира.
23 августа 2018
В скором времени теневой оборот криптовалют с открытым кодом может стать в России уголовным преступлением. Соответствующую инициативу прорабатывают в МВД.
22 августа 2018
Курс биткойна в среду повышается после того, как основную часть двух предыдущих недель он оставался в диапазоне $6000-6500.
20 августа 2018
Беларуси нужен мощный интеллектуальный, стратегический штаб по развитию цифровой экономики.

Страницы