Август 25, 2020

Дмитрий Крук: Денежными вливаниями нельзя прикрыть системные ошибки

На фоне развития коронакризиса в Беларуси стало набирать обороты применение нового-старого ноу-хау – тушение финансового пожара на проблемных предприятиях денежными вливаниями.

Пока основной инструмент для этого  – реструктуризация старых долгов и удешевление их обслуживания. Прямо или косвенно, это в конечном итоге происходит за счет бюджетных средств. Вспомогательную роль играет также предоставление новых директивных кредитов. Вместо декларируемого ранее завершения этой практики к концу 2020 г., в текущем году она наоборот интенсифицировалась. Запланированный лимит их предоставления на 2020 г. – 740 млн белорусских рублей – за последние три месяца возрос на 520 млн рублей (до 1260 млн рублей).

То, что неизбежное в условиях коронакризиса ухудшение финансового состояния предприятий вызовет подобную реакцию, вряд ли может вызывать удивление. Как и то, что первоочередную поддержку получают именно хронически слабые госпредприятия (см., например, указы № 144, 166, 208, а также постановления правительства № 129, 177, 200, 242, 295, 352), для которых коронакризис лишь усугубил уже имевшиеся системные проблемы. Ведь альтернативная концепция антикризисных мер – поддержка эффективного бизнеса, для которого коронакризис лишь временная проблема, а также рачительное использование скудных запасов финансовых ресурсов лишь для поддержки благосостояния и спроса домохозяйств – во многом стала бы и признанием накопленных системных ошибок. В этом случае неизбежно возникал бы вопрос о том, почему косвенных мер поддержки недостаточно для большинства госпредприятий, почему их финансовые проблемы настолько масштабны.

Некоторое удивление вызывает лишь тот факт, что в такой концепции тушения финансового пожара начал формироваться второй трек. К активной роли в реализации данной концепции пытаются принудить Национальный банк и коммерческие банки. Индикаторами этого можно назвать последний эпизод снижения ставки рефинансирования (с 8 до 7.75% годовых), а также решение Нацбанка о приостановке операций по приему средств в депозиты от банков. Некоторое удивление связано с тем, что открытием данного второго трека под угрозу ставится главное достижение последних пяти лет – ценовая и финансовая стабилизация.

В отношении процентной ставки ситуация не нова. Обвинения и упреки якобы в излишне жесткой монетарной политике характерны для Беларуси уже около 5 лет. И в научных дискуссиях все аргументы о якобы излишней жесткости были разбиты. Во многих исследованиях, статьях, моделях для Беларуси показано, что даже в те периоды (преимущественно 2015-2016 гг.), когда монетарная политика действительно была жесткой, эта жесткость была вынужденной. Другими словами, выбор такой политики был выбором наименьшего зла: снижение инфляции на фоне слабого роста ВВП лучше, чем высокая инфляция, финансовая нестабильность и в результате спад ВВП. А альтернативных опций в тот период было не дано. Ключевая причина этого – институционально слабая монетарная среда при нестабильных инфляционных ожиданиях. Более простыми словами: доверие к национальной валюте, кредитно-депозитному рынку, монетарной политике было подорвано (за что можно сказать спасибо архитекторам подобной политики до 2015 г.), и за это приходилось расплачиваться той самой вынужденной жесткостью. Это принесло свои плоды. За 2017-2019 гг. монетарная среда качественно улучшилась. Это не означает, что она полностью «выздоровела». Нет, она по-прежнему слаба и в ней присутствует множество структурных изъянов. Но на фоне ее «частичного исцеления» монетарная политика смогла избавиться от вынужденной жесткости. В этот период она смогла более гибко реагировать на состояние бизнес-цикла, сохраняя ценовую стабильность. Наглядно было подтверждено, что жесткость или мягкость политики – это абсолютно не самоцель, целями являются ценовая стабильность и по возможности сглаживание бизнес-цикла.

На фоне коронакризиса обвинения в якобы излишней жесткости возродились с новой силой. Основным аргументом чаще всего является практика других стран, в первую очередь развитых, где большинство центробанков радикально смягчили свою политику. Но копировать политику других стран, особенно с институционально более сильной монетарной средой и экономикой в целом, Беларусь не может себе позволить. Системные слабости в белорусской монетарной среде сохраняются, а на фоне коронакризиса их актуальность даже возрастает. Например, в добавок к традиционному ограничению, связанному с нестабильными инфляционными ожиданиями, сегодня актуальна и ограниченность приемлемого коридора для плавания обменного курса. Последняя возникает из-за высокой долговой обремененности в иностранной валюте, а также важной ролью обменного курса для поведения вкладчиков. Поэтому в Беларуси монетарная политика не может быть «на передовой» противодействия коронакризису. Она должна выполнять лишь вспомогательные функции в пределах доступного поля для маневра.

Доступное сегодня поле для маневра было полностью задействовано в мае, когда ставка рефинансирования снизилась с 8.75% до 8% годовых. Но даже в отношении этого этапа смягчения есть сомнения в безопасности. Указанные выше ограничения и связанные с ними риски должны быть учтены в величине процентных ставок. В противном случае, ставки могут быть восприняты экономическими агентами как не отвечающие реальности и возможным угрозам, что повлияет на их поведение. Как часто говорят у нас в стране: в любой непонятной ситуации меняй рубли на доллары.

Последний эпизод с понуждением Нацбанка к еще одному шагу по снижению ставки (до 7.75%) ставит монетарную среду на границу, переход через которую может привести к волне финансовой дестабилизации и всплеску инфляции. Причем этот переход может произойти в том числе и под воздействием внешних факторов. Например, если случится еще один шок в глобальной экономике, или же новое значимое обесценения российского рубля к мировым валютам, что повлияет на белорусский рубль.

Приостановка Нацбанком приема средств банков в депозиты в еще большей мере усиливает эти опасения. Этим шагом банки пытаются принудить к более активному кредитованию. Последние три месяца они были очень сдержаны в предоставлении новых кредитов на фоне высокой неопределенности и хронически слабого финансового положения предприятий. Поэтому предпочитали часть имеющихся средств хранить про запас на депозитах в Нацбанке. Это наглядно демонстрировало, что банки осознают, что финансовые проблемы предприятий во многих случаях имеют системный характер и их не решить краткосрочными вливаниями ликвидности. Более того, попытка такого решения чревата проблемами для самих банков. В результате банки выступали своеобразным демпфером в смягчении монетарных условий и фильтром на пути волюнтаристских денежных вливаний в проблемные предприятия. Теперь эта роль банков оказывается под вопросом.

В целом «большая картина» выглядит тревожно. В рамках борьбы с коронакризисом начинает доминировать концепция масштабных денежных вливаний. Посредством нее власти пытаются смягчить проблемы, имеющие системный характер. Для ее реализации все активнее задействуются монетарные инструменты. Это переводит монетарную среду вплотную к границе, переход которой чреват финансовой нестабильностью и инфляционными всплесками.

Подписка на Все
16 октября 2020
Евразийский банк развития перечислил Беларуси финансовый кредит ЕФСР на полмиллиарда долларов.
16 октября 2020
В Беларуси за сутки выявлено 658 новых случаев заражения Covid-19.
16 октября 2020
Власти Беларуси объявили Светлану Тихановскую в межгосударственный розыск по статье о призывах к свержению конституционного строя.
16 октября 2020
Студентов, которые пропустят более 10 часов занятий без уважительной причины, могут лишать стипендий.
16 октября 2020
Беларусбанк возобновил выдачу гражданам кредитов на жилье, полное или частичное погашение которых можно осуществлять с помощью полученной их бюджета субсидии.
16 октября 2020
Акции протеста в Беларуси идут с лета: прежде это были «цепи солидарности», а после выборов массовые шествия в Минске и других городах. Каждую акцию сопровождают автозаки, микроавтобусы, водометы и силовики в полной выкладке. Сколько это стоит?

Страницы