Апрель 17, 2017
экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий КРУК

Монетарная политика Беларуси близка к оптимальной, а причины экономического спада и нарастающей проблемы плохих долгов кроются отнюдь не в монетарной сфере.

Такой вывод содержится в аналитической записке центра BEROC «Монетарная политика и финансовая стабильность в Беларуси: состояние, вызовы, перспективы».

Для преодоления экономического спада и решения проблемы плохих долгов нужны меры гораздо более концептуального характера, нежели смягчение монетарной политики. При этом просто законсервировать ситуацию «как есть» становится все труднее.

Проблема плохих долгов не решится сама собой, а при неблагоприятном сценарии продолжит разрастаться. В этом случае она все больше будет становиться источником финансовой нестабильности, усиливать системные вызовы для всей национальной экономики.

В последние полгода в монетарной среде Беларуси произошли существенные изменения. Например, начиная с IV квартала 2016 года (впервые с 2010-го) в стране наметились признаки стабилизации монетарной среды и ее возврата в «нормальный» режим функционирования: инф­ляционные ожидания снизились до уровня фактической инфляции (см. рис.).

Казалось бы, поле для маневра монетарной политики расширилось и дискуссия о ее смягчении вполне обоснованна. Однако имеются большие сомнения в дальнейшей устойчивости монетарной среды и стабилизации инфляционных ожиданий. Есть все основания утверждать, что основными причинами их снижения стали депрессивное состояние внутреннего спроса и неверие экономических агентов в скорое восстановление. К тому же каких-либо фактов, свидетельствующих о том, что снижение инфляционных ожиданий было связано с ростом доверия к экономической политике в целом и к монетарной в частности, нет. Например, один из важных показателей доверия — уровень долларизации депозитов — по-прежнему остается на экстремально высоком уровне.

Таким образом, даже с учетом того, что коридор возможностей Национального банка расширился (например, в отношении размера процентной ставки), использовать эти новые возможности следует чрезвычайно осторожно, поскольку «навес инфляционных ожиданий» может «воскреснуть» в любой момент.

В последние годы в ходе поиска ответа на вопрос «Есть ли у Национального банка возможности смягчить монетарную политику?» в стране «затерялся» вопрос «А нужно ли ее смягчать?». Зачастую по умолчанию предполагается утвердительный ответ, что обусловливается в первую очередь упомянутым выше чрезмерно высоким уровнем реальных процентных ставок. В 2016 году к данному аргументу добавился быстрый рост проблемных активов банков. С этой позиции предполагается, что высокие ставки и изменившийся на их фоне пул заемщиков могут быть причиной роста проблемных активов.

Однако анализ состояния бизнес-цикла (разрыва выпуска) — индикатора, по которому судят о необходимости смягчения или ужесточения монетарной политики, — свидетельствует о том, что потребности в монетарном стимулировании экономики практически нет. Уже в IV квартале 2016 года его вклад в темп прироста выпуска перешел в область положительных значений, а в первом полугодии 2017-го с большой долей вероятности в положительную область перейдет и его уровень. Это означает, что причиной продолжающейся рецессии в национальной экономике является структурное сжатие, а не циклический спад. Противодействовать же структурному сжатию экономики с помощью монетарных стимулов невозможно по определению.

Еще одним сигналом, подтверждающим отсутствие потребности в монетарном стимулировании, являются ставки межбанковского рынка. Именно по ставкам этого рынка следует в первую очередь судить о степени жесткости/мягкости монетарной политики. В последние три месяца реальные ставки на межбанковском рынке находились в диапазоне 3—5 % годовых. Такой уровень можно считать близким к естественному, а потому состояние монетарной политики можно охарактеризовать как близкое к нейтральному.

В качестве контраргументов к такой диагностике состояния монетарной политики могут приводиться завышенные ставки кредитно-депозитного рынка, а также рост проблемных активов. Однако возьмусь утверждать, что эти феномены практически никак не связаны с состоянием монетарной политики. Завышенные ставки по кредитам демонстрируют системный сбой в функционировании механизма монетарной трансмиссии: ставки денежного рынка передаются на кредитно-депозитный рынок с «надбавкой». Эта «надбавка» напрямую связана со структурными слабостями национальной экономики — недостатком эффективности, конкурентоспособности нефинансовых предприятий, а также с директивными интервенциями на кредитном рынке, которые приводят к нерациональному распределению ресурсов. Эти же структурные факторы обусловливают и рост проблемных активов.

Бороться с такими структурными феноменами посредством монетарной политики невозможно. За счет снижения ставок центрального банка заведомо убыточное предприятие не станет прибыльным, а банки не снизят риск-премии, зная, что большое количество заемщиков потенциально проблемные.

 

Материал опубликован в №14 газеты "Белорусы и рынок" от 15.04.2017. Оформить подписку 

Подписка на монетарная политика