Октябрь 30, 2017
Михаил СТРЕЛЕЦ, доктор исторических наук

В деле перехода на единую валюту ЕАЭС важно не скатиться на путь авантюризма и не ставить телегу впереди лошади.

Политическая элита и экспертное сообщество государств — членов Евразийского экономического союза обсуждают возможность введения единой валюты ЕАЭС. В данном вопросе необходим взвешенный подход, чтобы спокойно разобраться, зачем она нужна и готовы ли к ней страны.

Сторонники единой валюты заявляют о положительных последствиях для экономики государств — членов союза. Например, у экономических субъектов (предприятий и граждан) во многих случаях отпадет необходимость проводить валютообменные операции, а следовательно, снизятся расходы на уплату банковской комиссии. Снизятся риски, связанные с колебаниями курсов национальных валют.

Можно будет говорить о создании единой евразийской автоматической системы расчетов, позволяющей повысить скорость прохождения платежей между финансовыми институтами ЕАЭС. По-настоящему свободным станет движение капиталов, товаров, услуг, рабочей силы. Повысится ликвидность рынка капитала, он станет более емким. Есть надежда и на то, что инвесторы отреагируют активизацией финансовых вложений в народно-хозяйственный комплекс.

Введение единой валюты может ускорить выравнивание цен на рынке союза. Белорусы, привыкшие к более высокой инфляции, чем в соседних странах, могут рассчитывать на скорейшее обуздание цен. Деньги перестанут обесцениваться привычными для нас темпами.

Стабилизация валютного рынка будет способствовать смягчению денежно­-кредитной политики, в частности подешевеют кредиты. Бизнесу будет проще развивать промышленные проекты.

Вместе с тем, на наш взгляд, появлению единой валюты на союзном пространстве должны предшествовать макроэкономическая стабилизация национальных экономик и формирование механизмов для минимизации воздействия внешних шоков. Пока нет оснований однозначно утверждать, что такие механизмы сформированы во всех странах-участницах, к тому же они создаются с разной скоростью.

Входящие в ЕАЭС государства заметно отстают от уровня экономического развития европейских стран, в частности по такому показателю, как удельный ВВП на душу населения. Даже Россия значительно отстает от среднего значения по Евросоюзу. ЕАЭС пока не может похвалиться ускоренным переходом национальных экономик на более высокие технологические уклады. Такое положение вещей не будет способствовать стабильности курса общей валюты.

Да, снизится зависимость курса от положения дел в белорусской экономике, однако возрастет зависимость от того, что происходит в странах — партнерах по союзу. Увы, в глазах международных инвесторов та же Россия остается страной с повышенными рисками ведения бизнеса. Многие институты сулят ей ограниченный экономический рост в среднесрочной перспективе. Можно не сомневаться в том, что единая валюта получит нынешнюю зависимость курса российского рубля от мировых цен на нефть.

Любопытно, что, рассуждая о перспективах единой валюты, некоторые политики не спешат говорить об унификации бюджетной и фискальной политики в странах ЕАЭС. К тому же формирование единой валютной политики еще не означает автоматического перехода на общую валюту.

В государствах — членах союза есть влиятельные силы, которые выступают против передачи наднациональным органам существенной части суверенитета. На наш взгляд, даже если в ЕАЭС появится общая валюта, возможно длительное параллельное хождение национальных денежных знаков.

Подписка на ЕАЭС + единая валюта
14 апреля 2017
Президенты Беларус и Молдовы обсудили двусторонние отношения
12 апреля 2017
Факт подписания Таможенного кодекса подтвердила пресс-секретарь белорусского президента.
12 апреля 2017
Беларусь подписала кодекс с задержкой в 3,5 месяца
09 апреля 2017
Об этом свидетельствуют данные «Белой книги», недавно опубликованной Евразийской экономической комиссией.
06 апреля 2017
Появление подписи белорусского президента под кодексом может быть частью нефтегазовой сделки, заключенной в Санкт-Петербурге 3 апреля.

Страницы