Ноябрь 05, 2012
Юрий ЧАУСОВ

Снова формальные подозрения в нарушении законодательства в хозяйственной сфере служат поводом для преследования структур гражданского общества, выполняющих важную социальную и культурную миссию.

Сообщения о масштабной проверке деятельности интеллектуального журнала Arche появились как в государственных, так и в независимых СМИ (cм. "БР" № 41/2012). При этом если одни акцентировали внимание на общественно-политической значимости угрозы закрытия авторитетного издания, то государственное телевидение наряду с превратной трактовкой содержания журнала говорило о нарушениях в финансовой деятельности редакции.

В частности, 26 октября в передаче "Зона Х" на канале "Беларусь 1" было отмечено, что учреждение "Редакция журнала "ARCHE-Пачатак" существует за счет пожертвований. При этом, изучив список меценатов, сотрудники ДФР заявили: "Данные средства поступили из анонимных источников, что запрещено законами Республики Беларусь" (цитируется по стенограмме, опубликованной на сайте "Наша Нiва").

Этот аспект дела Arche заслуживает подробного изучения, поскольку связан с серьезным недостатком отечественного законодательства. Анонимный работник ДФР лукавит: анонимные пожертвования в Беларуси отнюдь не запрещены, но они трактуются как: иностранная безвозмездная помощь.

Декретом № 24 от 28 ноября 2003 года "О получении и использовании иностранной безвозмездной помощи" установлено, что иностранной безвозмездной помощью являются денежные средства, в том числе в иностранной валюте, товары (имущество), безвозмездно предоставляемые в пользование, владение, распоряжение организациям и физическим лицам Республики Беларусь (далее - получатели) иностранными государствами, международными организациями, иностранными организациями и гражданами, а также лицами без гражданства и анонимными жертвователями (выделено автором).

Такая трактовка понятия иностранной безвозмездной помощи перекочевала в Декрет № 24 из ныне не действующего Декрета № 8 от 12 марта 2001 года, который положил начало ограничениям на получение финансирования из-за рубежа.

При этом законодатель не определил, какие именно пожертвования являются анонимными, но по аналогии с законодательством об обращениях граждан можно предположить, что таковыми являются пожертвования, при осуществлении которых не указаны фамилия, собственное имя, отчество (если таковое имеется) либо инициалы гражданина или адрес его места жительства (места пребывания) и (или) места работы (учебы).

Введенное в 2005 году законодательство о безвозмездной помощи, поступающей из внутренних источников, обошло стороной вопрос об анонимных пожертвованиях. Профильный Указ № 300 от 1 июля 2005 года не предусмотрел ситуации, когда белорусская организация-жертвователь сохраняет инкогнито.

Таким образом, по умолчанию белорусское законодательство распространяет на анонимные пожертвования порядок, установленный для иностранной безвозмездной помощи, - независимо от того, что донором может являться анонимный белорусский жертвователь.

Сейчас в стране установлен чрезвычайно жесткий режим использования иностранной безвозмездной помощи. Любые проекты, использующие иностранные пожертвования, вынуждены проходить сито в виде необходимости получения разрешения департамента по гуманитарной деятельности Управления делами президента Республики Беларусь.

Многие организации (например, РПОО "Белорусский Хельсинкский комитет") годами не могут получить выделенное им финансирование от зарубежных партнеров.

В то же время анонимные пожертвования являются на практике весьма распространенным способом сбора средств общественными объединениями, благотворительными фондами и учреждениями, религиозными организациями и частными благотворительными инициативами. И хотя в большинстве случаев речь идет о незначительных суммах пожертвований, число некоммерческих и иных организаций, использующих подобный механизм, оценивается в несколько тысяч.

Многие респектабельные проекты сознательно строят свою деятельность по сбору пожертвований на принципе анонимности дарителя, в том числе и через осуществление дарения путем отчисления процента от стоимости покупаемого товара либо услуги. Зачастую сбор средств через специально установленные ящики для пожертвований осуществляется даже с согласия государственных органов, что также может быть истолковано как прямое нарушение Декрета № 24.

Особое значение проблема приобрела с введением в конце 2011 года административной и уголовной ответственности за нарушения, связанные с иностранной безвозмездной помощью. Если ранее статья 23.23 КоАП устанавливала ответственность лишь за нецелевое использование такой помощи или использование на цели, запрещенные законодательством, то теперь данный состав включает в себя любое использование иностранной безвозмездной помощи с нарушением законодательства.

Статья 23.24 КоАП предусматривает, что получение, а равно хранение, перемещение иностранной безвозмездной помощи для осуществления деяний, запрещенных законодательством, либо финансирования политических партий, подготовки или проведения выборов, организации или проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования, забастовок, изготовления или распространения агитационных материалов, проведения семинаров или других форм политической и агитационно-массовой работы среди населения, если в этих деяниях нет состава преступления, влечет наложение штрафа в размере от 50 до 200 базовых величин с конфискацией этой помощи, а на юридическое лицо - до 100% стоимости иностранной безвозмездной помощи с конфискацией этой помощи. Предоставление безвозмездной помощи иностранным гражданином на осуществление деятельности, запрещенной законодательством, влечет депортацию.

Параллельно в Уголовный кодекс была включена статья 369.2, по которой совершение в течение года после наложения административного взыскания по части 2 статьи 23.24 КоАП аналогичного нарушения будет влечь за собой уже уголовную ответственность в виде штрафа, ареста или лишения свободы на срок до двух лет.

По существу, законодатель распространил административную (а за повторные нарушения - и уголовную) ответственность за все возможные нарушения, которые могут иметь место при операциях с иностранной безвозмездной помощью: формулировка "деяний, запрещенных законодательством" в сочетании с нарочито неопределенным понятием "агитационно-массовой работы среди населения", включая семинары, создает богатое пространство для квалификации любой деятельности в рамках получения иностранной помощи как правонарушения.

С вступлением в силу этих поправок все субъекты, использующие в своей деятельности сбор анонимных пожертвований, включая сбор средств в ящики для пожертвований, стали с точки зрения закона рассматриваться как потенциальные преступники.

Представляется, что такая ситуация не была целью законодателя, относившего в 2001 году анонимные пожертвования к иностранной безвозмездной помощи. Скорее в данном случае имеет место неумышленная конфигурация правовых норм, преследующих различные цели (в области регулирования иных, более объемных областей финансовой помощи) и не учитывающих интересы организаций, для которых сравнительно небольшие анонимные пожертвования имеют важное значение для деятельности.

Наблюдаемое теперь в Беларуси правовое регулирование анонимных пожертвований является правовым нонсенсом и практически не применяется на практике.

В этом отношении дело Arche тревожит и как опасный прецедент: привлекая к ответственности журнал за получение анонимных пожертвований, сотрудники ДФР открывают правовой ящик Пандоры, создавая практику, по которой сбор купюр в ящик, например, на строительство православного храма, становится преступлением.

Зарубежный опыт правового регулирования анонимных пожертвований не приемлет столь жесткого к ним отношения. Более того, анонимность жертвователя рассматривается как нормальное явление даже при осуществлении пожертвований на политические цели, а не только в рамках филантропии и меценатства.

Например, разработанные БДИПЧ ОБСЕ и Венецианской комиссией Совета Европы Руководящие принципы правового регулирования политических партий предусматривают, что анонимные пожертвования должны подлежать строгому регулированию, включающему установление ограничений на их общий объем: "следует законодательно ограничить максимальный размер совокупных анонимных пожертвований некоей разумной суммой, с тем чтобы анонимные доноры не смогли добиться слишком большого влияния, на которое не распространялся бы общественный контроль".

Таким образом, в белорусском законодательстве об анонимных пожертвованиях есть пространство для совершенствования как путем исключения анонимных пожертвований из понятия иностранной безвозмездной помощи, так и путем закрепления размеров пожертвований, которые не считаются анонимными.

"Окном возможностей" для такого совершенствования могут стать намечающиеся теперь в Беларуси разработка и принятие основополагающего законодательного акта о благотворительности. Введение в дискуссию по поводу этого акта вопроса о правовом регулировании анонимных пожертвований, особенно на основе материалов исследовательской работы, может способствовать гармонизации правового регулирования в этой сфере и созданию новых механизмов для развития корпоративной социальной ответственности в Беларуси.

Немаловажно, что разрешение этой очевидно неразумной правовой ситуации предотвратит случаи, когда получатель подарков и анонимный даритель становятся субъектами правонарушения.

Подписка на Все
21 ноября 2017
На этот раз World of Tanks наградили за «долгожительство».
21 ноября 2017
По данным агентства «Австостат» в РФ был зарегистрирован 331 новый МАЗ.
20 ноября 2017
Примерно шестая часть масла уходит на альтернативные рынки.

Страницы