Февраль 23, 2021

Через 30 лет в Беларуси может наступить украинский агроклимат

Ольга ШАВЕЛА

Глобальное потепление сказывается и на сельском хозяйстве Беларуси. Как именно? И может ли Беларусь в экономическом плане выиграть от климатических изменений? Газета «Белорусы и рынок» проконсультировалась по этим вопросам с экспертами.

Директор Института природопользования НАН Беларуси Сергей ЛЫСЕНКО поделился с нашей газетой  результатами последнего исследования:

— С 1961 года среднегодовая температура в Беларуси повысилась примерно на 2,5 градуса. Зимы стали теплее в среднем на 3,8 градуса, летние месяцы — на 2,2. В последующие два десятилетия нас, вероятно, ожидает быстрое зимнее потепление, наблюдавшееся примерно с 2011 года. Теплые зимы и малый поверхностный сток в период снеготаяния могут стать проб­лемой для сельского хозяйства, особенно на юге Беларуси, где, помимо прочего, ожидается уменьшение зимних осадков. Наибольшую обеспокоенность вызывает то, что глобальное потепление сопровождается ростом частоты и интенсивности экстремальных погодных явлений, таких как ураганы, засухи, волны тепла, экстремальные осадки, что является естественным следствием увеличения энергии, аккумулируемой в климатической системе.

На территории Беларуси изолинии годовой суммы активных температур продвигаются в северном направлении со средней скоростью около 12 км/год, причем с ускорением. При сохранении этой тенденции в последующие 30 лет на всей территории Беларуси могут быть абсолютно новые агроклиматические условия, характерные для лесостепной зоны Украины в период, предшествующий современному потеплению климата. Южная агроклиматическая зона в Беларуси сейчас располагается даже севернее, чем когда-то так называемая Центральная зона.

Понимание того, как экосистемы реагируют на изменение климата, является чрезвычайно важным для уточнения сценариев выбросов парниковых газов и прогнозов изменения климата. Помимо этого, экосистемы посредством многочисленных обратных связей способны оказывать непосредственное влияние на микроклимат, особенно в летние месяцы. Так, среднее количество летних осадков в крупных лесах Беларуси на 10—15 % выше, чем на обезлесенной местности, а скорость роста температуры почвы под лесным пологом в два-три раза меньше, чем для пахотных земель и урбанизированных территорий. В связи с этим в районах Беларуси, где за последние два десятилетия по тем или иным причинам произошло сокращение растительного покрова, рост летних температур ускорился до одного градуса.

В Гомельской области, которая из-за вырубки лесов и участившихся засух лишилась значительной части растительного покрова, летом дневная температура подстилающей поверхности растет почти в два раза быстрее, чем в среднем по Беларуси. Наиболее интенсивный рост температуры подстилающей поверхности и уменьшение растительного покрова наблюдаются в западной части Гродненской области, центральной части Брестской, южной части Минской, а также в Гомельской и прилегающих к ней районах Могилевской области. Эти регионы в настоящее время характеризуются наибольшим усилением засушливости климата и, соответственно, наибольшими климатообусловленными рисками для сельского и лесного хозяйства. Особенно чувствительно к изменениям климата белорусско-украинское Полесье. В настоящее время этот регион относится к зоне с избыточными ресурсами тепла и солнечной радиации, но недостаточными ресурсами влаги. 

Мария ФАЛАЛЕЕВА, эксперт в области климатической политики и устойчивого развития, руководитель Международного общественного объединения «ЭКОПРОЕКТ»:

— Каждый следующий год будет теплее предыдущего. Научные исследования показывают, что это не временные явления, и нам нужно готовиться к жизни в новых условиях.

С чем на практике столкнутся аграрии? Повышается риск одновременно и засух, и наводнений, становится больше таких явлений, как майские заморозки и бесснежные зимы. Появляются новые виды вредителей растений. Говоря о долговременных глобальных климатических изменениях, важно понимать, что если природный баланс нарушается, то экосистема в конечном счете регулирует себя сама. Например, появились новые вредители растений — значит, появятся новые виды, питающиеся этими вредителями. Но перестройка может растянуться на годы, и это будет опасный период не столько для абстрактной природы, сколько для всех нас, для фермеров, для экономики в целом. Например, в ближайшие 10—15 лет могут серьезно измениться условия для культовых для Беларуси отраслей — картофелеводства и льноводства.

Но не все так плохо. В изменении климата есть и положительные стороны. В южной части Беларуси могут сложиться условия для произрастания культур, которые сейчас растут в центре и на севере Украины: сои, проса, ценных сортов пшеницы. Увеличение вегетационного периода в отдельных случаях позволит снимать по два урожая в год, как это делают в соседней стране. Улучшатся условия для садоводства. Может увеличиться продуктивность луговых угодий, и это создаст дополнительные возможности для животноводства, например позволит вести бесстойловое содержание животных.

Меня часто спрашивают, будут ли в Беларуси выращивать бананы. Приходится объяснять: если все зайдет так далеко, то нас это уже не должно волновать, потому что при таких радикальных изменениях наше общество и экономика в привычном нам виде уже просто не будут существовать. А вот арбузы в некоторых районах выращивают уже сейчас. Тем не менее большой «арбузной рес­публикой» в ближайшие 20 лет Беларусь не станет.

Нужно отметить, что негативные последствия изменения климата проявляются сами по себе, а вот чтобы аграрии могли получить пользу от изменения климата, для этого нужно проделать огромную работу по адаптации сельского хозяйства к новым условиям. С чем столкнутся наши аграрии, сильно зависит от того, в какой климатической зоне находятся их хозяйства.

С точки зрения политики и управления движение должно быть сверху вниз и снизу вверх. Правительство должно дать серьезный сигнал аграриям, что происходит изменение климата и важно менять методы работы. В то же время никто лучше фермеров не знает своей земли, и государство должно собирать от них обратную информацию, чтобы лучше понимать, что происходит на отдельных территориях. Управленцы должны слышать голоса с мест, а не только спускать планы по урожаям, выполнять которые будет все труднее.

То есть важность проблемы должна быть признана на государственном уровне. Должна быть разработана стратегия адаптации к изменениям климата в целом для страны, национальные отраслевые стратегии и планы адаптации. Однако такие общие стратегии должны давать возможность гибко разрабатывать конкретные планы для регионов, вплоть до отдельных хозяйств. Нужно учитывать появление новых климатических зон и другие факторы в конкретных местностях.

Нужно проводить исследования, где и чем можно заменить сельскохозяйственные культуры. Нельзя просто скопировать опыт Украины. Да, климатические условия на юге Беларуси становятся схожими с таковыми в центральной Украине, но у нас разные поч­вы. Как их культуры будут расти на наших почвах? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно вовлекать ученых. Только тогда замена культур действительно будет эффективной.

Нельзя не отметить и то, как на проблему изменения климата смотрят в Беларуси и Европе. У нас говорят, мол, идет потепление, значит, нужно выращивать новые виды культур и придумать, как бороться с новыми сорняками и вредителями. На этом все. Но ведь сельское хозяйство это не только растениеводство и животноводство. Вопрос нужно рассматривать намного шире.

Мне пришлось разговаривать с белорусскими экспортерами молока. Когда я спросила, учитывают ли они изменения климата в своей деятельности, в ответ услышала, что это их не касается. Но на самом деле еще как касается. Если по-простому, то потребуется гораздо больше охлаждающего оборудования в местах содержания животных, на производстве и при транспортировке. Холодильникам и кондиционерам придется работать дольше и на больших мощностях, как следствие — возрастет потребление электроэнергии, а значит, и расходы предприятий.

Кроме того, Беларусь зависит не только непосредственно от климата, но и от климатической политики других стран. Европейский союз внедряет «Европейский зеленый курс». Потенциально это может означать, что продукция из Беларуси будет облагаться налогом в зависимости от углеродоемкости продукции. И это тоже влияние климата на сельское хозяйство.

Новая европейская стратегия развития сельского хозяйства, разработанная в рамках «Зеленой сделки», называется Fromfarmtofork («От фермы до вилки»). Уже из самого названия понятно, что в ней применяется комплексный подход. Обсуждаются меры по сокращению транспортных расходов, делается акцент на потребление продукции местного производства, рассматривается вопрос поддержки фермеров и другие меры по минимизации негативных последствий изменения климата.

Кстати, большая роль в этой стратегии отводится сектору страхования. Ведь риски для фермеров повышаются, и нужен механизм компенсации ущерба. Страховщики в ЕС очень хорошо осведомлены об изменениях климата как в части научных прогнозов, так и в части политики: для них это важнейший фактор, определяющий финансовые риски бизнеса. В Беларуси такого, к сожалению, нет. В 2016 году разработчики документа нацио­нальной стратегии адаптации сельского хозяйства к изменениям климата (проект Евросоюза Clima East) впервые вовлекли в дискуссию страховщиков, и те проявили интерес к этой теме и четкое понимание ее важности. Но с тех пор особых подвижек в этом вопросе я не заметила.

Таким образом, можно заключить, что изменение климата прямо или косвенно повлияет не только на сельское хозяйство, но и на все другие сферы, связанные с ним: пищевую, перерабатывающую, текстильную промышленность, рыболовство, лесоводство, агротуризм. Изменится структура импорта и экспорта. Чтобы минимизировать ущерб от климатических изменений, недостаточно подготовить и проводить мероприятия лишь в отдельных областях экономики. Нужна как минимум национальная климатическая политика и национальная стратегия адаптации, которые объединят все кусочки пазла. У нас такого стратегического документа сейчас нет.

Конечно, многое будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация с выбросами CO2 на глобальном уровне. Но получит ли Беларусь преимущества от изменения климата, зависит и от политики государства.

Подписка на Все
01 марта 2021
Александр Лукашенко потребовал "выработать в глобальном плане политику ценообразования" за счет расширения сферы госрегулирования цен.
01 марта 2021
Александр Лукашенко, принимая с докладом председателя Комитета государственного контроля Василия Герасимова, поручил взять цены на лекарства на особый контроль.
01 марта 2021
Александр Лукашенко во время доклада председателя Комитета государственного контроля Василия Герасимова предложил рассмотреть вопрос о введении ответственности за получение зарплат в конвертах.
01 марта 2021
Журналисты Дарья Чульцова и Екатерина Андреева (Бахвалова), которые 15 ноября 2020 года вели стрим с «Площади перемен», приговорены к двум годам ограничения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима. Их признали виновными по ч. 1 ст. 342 УК РБ («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»).
01 марта 2021
Опора на российскую кредитную поддержку может превратить Беларусь в аналог непризнанных донецких республик.
01 марта 2021
1 марта в Беларуси подорожали некоторые марки сигарет.

Страницы