Ноябрь 25, 2020

Чего ждать от экономики в 2021 году?

Ольга ШАВЕЛА

Какие факторы будут влиять на экономику Беларуси в следующем году и может ли случиться ее коллапс? Об этом газета «Белорусы и рынок» поговорила с белорусскими экономистами.

Лев МАРГОЛИН, экономист:

— Фактор пандемии будет присутствовать весь следующий год. Вакцины, которые разрабатывают на западном рынке, еще должны пройти полный цикл испытаний. На это уйдет от трех до шести месяцев. Затем нужно наладить их производство в достаточных объемах и запустить процесс вакцинации. Российская вакцина на внешний рынок тоже поступит только после испытаний. Этот процесс растянется на год. Может, за исключением пары месяцев в конце года, но на общей экономической ситуации это сущест­венно не скажется.

Даже если бы у нас была суперрыночная экономика и супердемократичная система, Беларусь не избежала бы влияния ковидного фактора. Спрос на руду и другие сырьевые ресурсы падает, значит, Россия и Латинская Америка не купят наши БелАЗы, а обойдутся тем, что есть. И так со всем экспортом. Это похоже на домино: ударяешь по одной косточке, а она сбивает каждую последующую. Даже спрос на потребительские товары снижается, если учесть, что народ не богатеет, а беднеет.

Серьезно по экономике ударят и санкции в отношении белорусских чиновников. У нас нет олигархов российского типа, владеющих миллиардным имуществом на Западе. Но санкции определяют финансово-политическое отношение европейских институтов к Беларуси. Никто не запрещает какому-нибудь французскому банку содействовать белорусским банкам: размещать белорусские облигации, выдавать кредиты, что часто практиковалось. Но вероятно, что европейские организации сами от этого воздержатся. Санкции против чиновников — сигнал для них, что с этой страной работать ненадежно. Плюс нельзя не учитывать, как отреагирует общественное мнение в этом случае. Представьте себе серьезного банкира или инвестора — будут они инвестировать в стране, где президент находится под санкциями? Думаю, за исключением Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии вряд ли кто-то на это отважится. Да и эти восточные страны инвестируют сугубо в сектор жилищного строительства, который быстро окупается. Они не делают производственных инвестиций.

Отразятся на белорусской экономике и санкции против России, которые введет новый президент США Джо Байден. В том или ином виде санкции против России обязательно будут, потому что никто не забудет случай с Алексеем Навальным. Причем здесь речь идет не об отравлении в гуманистическом плане. Речь идет об использовании боевых отравляющих веществ в мирное время на территории страны, которая является участником Конвенции о запрещении химического оружия. Насколько эти санкции повлияют на российскую экономику, настолько они повлияют и на Беларусь. Все, что происходит в России, сказывается и на нашей стране, потому что, если не считать нефтепродукты и минеральные удобрения, Россия — это 80 % нашего экспортного рынка.

Беларусь полностью лишится зарубежных инвестиций и кредитов. Внешний инвестор сюда не придет, внутренний выводит средства за рубеж либо складывает в кубышку до лучших времен. Западные институты кредитов не выдают. Россия, во-первых, не в состоянии, а во вторых — не хочет финансировать Лукашенко. Мы получим полтора миллиарда, которые пойдут на погашение того, что получено ранее. Давать абсолютно новые кредиты Кремль не будет, деньги можно получить разве что за продажу акций предприятий. А инвестиции для экономики — это как горючее для автомобиля: вложиться один раз недостаточно, нужно заправлять постоянно.

Скажется на экономике и переезд бизнеса в другие юрисдикции, особенно IT-компаний, с оборотом от десятков тысяч долларов до миллионов. Чтобы действительно подсчитать, во что это выльется, нужно дождаться конца года и сравнить объемы ВВП IT-сектора c предыдущим годом. Вместе с бизнесом уезжают и высококвалифицированные специалисты. Если процесс зайдет далеко, то в стране останутся пенсионеры и низкооплачиваемые работники, которые не владеют современными специальностями и компетенциями. Это, в свою очередь, снизит платежеспособный спрос населения и косвенно повлияет на предприятия, которые ориентированы на внутренний рынок. Меньшее зло — когда предприятие пройдет перерегистрацию в другой юрисдикции, а сотрудники будут удаленно работать из Беларуси. Они будут получать деньги переводами, но налоги и социальные отчисления будут поступать в бюджет других стран.

Конечно, психологическое состояние людей влияет на производительность труда и покупательскую активность. В кризисные времена люди покупают меньше, потому что не знают, что произойдет завтра, и хотят на всякий случай быть финансово подготовленными к непредвиденным ситуациям. Настроение работника у станка влияет на производительность. Если его ведут под конвоем, то рыночный труд превращается в рабский. Рабы склонны приводить в негодность средства труда, потому что тогда можно посидеть и отдохнуть, пока идет ремонт. Экономика не может быть процветающей без свободного народа. Особенно в XXI веке, когда значительная часть валового продукта создается людьми с квалификацией выше средней.

Ирина ТОЧИЦКАЯ,научный директор Исследовательского центра ИПМ, кандидат экономических наук, доцент:

— На экономику Беларуси будут оказывать влияние внешние и внутренние факторы. К внешним в первую очередь следует отнести влияние пандемии COVID-19 на состояние мирового рынка и спрос на белорусские товары за рубежом. Сейчас никто не предскажет, как будет развиваться ситуация с коронавирусом в следующем году, негативные последствия первой волны могут наложиться на эффекты второй и препятствовать или замедлять восстановление экономики. Согласно прогнозам, Европа, например, сможет выйти на докризисный уровень не ранее 2022 года.

На рынке нефти и нефтепродуктов, которые являются одним из основных экспортных товаров Беларуси вне ЕАЭС, прогнозы по ценам на 2021 год довольно пессимистичные из-за сохранения высокого уровня запасов вследствие короновируса. Переход к безуглеродной энергетике в ЕС, заявленный в рамках программ восстановления экономики после COVID-19, и углеродно-нейтральной экономике в рамках «Зеленой сделки» также могут сказаться на ценах на нефтепродукты, ограничивая возможности их роста.

Важно и то, как экономика России переживет вторую волну короновируса, поскольку для нашей страны это основной экспортный рынок несырьевых товаров и динамика спроса на нем очень важна. Стремление России в сложное время поддержать своих производителей также может негативно отразиться на поставках белорусских предприятий на российский рынок.

К внутренним факторам, которые будут оказывать влияние на экономику Беларуси в 2021 году, следует отнести сжатие внутреннего спроса вследствие сокращения доходов у части населения и психологических факторов, связанных с тем, что в кризисных ситуациях люди не склонны делать покупки. К тому же пока неясно, насколько выживут ресторанный, туристический, гостиничный и другие бизнесы из сферы услуг и не продолжат ли они сокращать зарплаты, увольнять персонал и закрываться. У предприятий промышленности, среди которых уже сейчас около 23 % являются убыточными, также вряд ли можно ожидать роста деловой и инвестиционной активности.

При этом не нужно забывать, что на фоне снижения спроса на рынках много предприятий выпустили продукцию, которую никто не покупает, — об этом свидетельствует рост складских запасов. Средства потрачены, но продукция не продана. Следовательно, в 2021 году нужно будет решать, как предприятиям работать дальше. Можно ожидать, что в следующем году проблема неэффективных и убыточных предприятий будет еще более острой. Если государство, как и прежде, будет их поддерживать, то где оно возьмет деньги, чтобы обеспечить их работу?

В целом в следующем году вопрос «Где взять деньги?», несомненно, будет в повестке правительства, поскольку нужно будет еще закрыть дефицит бюджета (по теперешним оценкам, 2 % ВВП) и обеспечить выплаты по внешнему долгу. В зависимости от того, как будет решаться этот вопрос, сценарии развития нашей экономики в 2021 году могут быть разными.n

Может ли произойти коллапс белорусской
экономики?

Ирина ТОЧИЦКАЯ:

— Не думаю, что это возможно, если понимать под коллапсом высокий уровень банкротств, безработицу, гиперинфляцию и т. д. Маловероятно и то, что в 2021 году будут банкротить государственные предприятия, которые находятся в убытках или неэффективно работают. Макроэкономическая стабильность по­прежнему является ключевой задачей Национального банка, и нет никаких свидетельств того, что он готов начать печатать деньги, запуская спираль «инфляция­
девальвация». Однако в силу действия внутренних и внешних факторов в 2021 году может продолжиться снижение ВВП, что отразится на уровне жизни.

Лев МАРГОЛИН:

— Экономика — вещь инертная: она останавливается и разгоняется медленно. Не думаю, что в будущем году будет обвал, будет плавная рецессия. За прошедшие месяцы, несмотря на то, что рубль падал и возвращался, а у предприятий нет средств на покупку сырья, тем не менее Национальный банк не включил печатный станок. Во всяком случае, на достаточную мощность.

В отличие от нулевых годов, сейчас в Нацбанке и Минфине сидят трезвомыслящие люди. Надеюсь, у них хватит здравого смысла не включать печатный станок и в дальнейшем. Тогда никаких обвалов не будет, произойдет медленная рецессия. Если же Нацбанку не удастся устоять (а мы знаем, что у нас указом можно сменить все руководство Нацбанка) и станок включат на полную мощность, как в 2011 году, соответственно, результаты будут аналогичными.

 

Подписка на Все
22 января 2021
Россия выплатила первый транш компенсации Мозырскому НПЗ за грязную нефть.
22 января 2021
Для страны важно ввести в эксплуатацию комплекс замедленного коксования (КЗК) на "Нафтане", потому что через увеличение глубины переработки и выпуска нефтепродуктов мы компенсируем потери от российского налогового маневра.
22 января 2021
Грузия полностью отменит ограничения на международное регулярное авиасообщение с 1 февраля 2021 года.
22 января 2021
Цена биткоина на криптовалютных биржах 21 января упала ниже $30 тыс. впервые с 4 января.
22 января 2021
Теплоснабжение в Московском районе Минска планируют восстановить к четырем часам дня 22 января.
22 января 2021
На пощади Независимости в Минске горел человек. В СК одтвердили, что это был акт самосожжения.

Страницы