Март 13, 2019

Банкротству придадут ускорение

Алексей Марцинкевич

Законодательство об экономической несостоятельности может измениться уже в нынешнем году. Процедура банкротства должна ускориться, а шансы кредиторов на возврат долгов — повыситься.

Актуальные проблемы и перспективы законодательства о санации и банкротстве обсуждались на II Белорусском форуме об антикризисном управлении и банкротстве, прошедшем 28 февраля в Минске.

Печальная реальность. Отечественные предприятия подают заявления о признании банкротами слишком поздно, чтобы что-то можно было изменить, заявил заместитель министра экономики Дмитрий Ярошевич. «Это происходит потому, что институт банкротства часто вызывает негативную реакцию. Зачастую это воспринимается как личная трагедия руководителя. Государственные органы считают, что где-то было принято неверное решение, неправильно подобраны кадры», — пояснил чиновник.

В результате такие предприятия продолжают работать, накапливая не только убытки, но и долги. По данным Министерства экономики, по обязательствам не рассчитывается более половины организаций, а несвоевременные выплаты практически стали нормой.

«В условиях неприменения института банкротства мы становимся свидетелями самоликвидации предприятия: падает производство, происходит сокращение штата, расцветает непрофильная деятельность (сдача в аренду и т. д.)», — рассказал Дмитрий Ярошевич.

Чем дольше длится промедление, тем меньше шансов на спасение субъекта хозяйствования. Предприятие становится непривлекательным для инвесторов. К тому же из-за непогашенных долгов с ним отказываются работать контрагенты.

Когда предприятие все же признается банкротом и начинается санация, данный процесс зачастую заходит в тупик, отметил заместитель директора департамента по санации и банкротству Минэкономики Станислав Садовников. По его словам, «процедура санации в таких случаях длится пять-семь, а то и больше лет. В результате бесконечных отсрочек и рассрочек происходит искажение самого понятия «санация». Она превращается в хозяйствование в льготном режиме за счет других субъектов рынка».

Революционный закон. Изменить положение дел должен новый закон «О несостоятельности и банкротстве», считают в Министерстве экономики. В конце 2018 года законопроект был вынесен на общественное обсуждение. Документ планируется принять уже в нынешнем году.

«Закон фактически революционный. Он полностью меняет всю процедуру банкротства, которая существует на сегодняшний день, и фактически выстраивает новый институт», — рассказал заместитель председателя Постоянной комиссии по экономической политике Сергей Земченок.

Чтобы дело о банкротстве было открыто и рассмотрено, сейчас необходимо накапливать неплатежеспособность на протяжении четырех кварталов. После принятия закона находящийся в состоянии временного кассового разрыва, то есть будущего банкротства, должник получит расширенные возможности инициировать возбуждение дела.

У кредитора также появится дополнительный рычаг — возможность инициировать ликвидацию. Как предполагается, это будет стимулировать должника при необходимости первым объявлять о своей неплатежеспособности.

Сроки процедур планируется сократить. Это станет возможным благодаря созданию электронных ресурсов, упрощению реализации имущества, анализу финансового состояния должников и проч.

«Сегодня уже начал функционировать Единый реестр ведения банкротств. Это не просто информационный ресурс, это попытка создать IT-технологии, которые помогут значительно повысить эффективность процедур банкротства с точки зрения временных факторов и качества процедур», — заявил директор департамента по санации и банкротству Александр Мирониченко.

Планируется повысить эффективность и обеспечить независимость деятельности антикризисных управляющих. «Изменятся подходы к вознаграждению антикризисных управляющих: оно в большей степени станет зависеть от результатов их работы. Кроме того, полностью изменится механизм назначения управляющих», — заверил глава департамента.

После принятия закона антикризисные управляющие будут назначаться случайным образом с использованием специальной программы. По словам Александра Мирониченко, опыт развитых стран свидетельствует, что только электронный механизм случайного выбора по определенному регламенту может обеспечить полную независимость и прозрачность данной процедуры.

В числе других мер — электронное банкротство, привлечение в качестве управляющих только физических лиц (индивидуальных предпринимателей), прекращение бесперспективных санаций, членство представителя работников в комитете кредиторов, совершенствование системы стимулирования управляющих.

Проблемы остаются. Меры, прописанные в законопроекте, не решают всех проблем, возникающих во время санации и банкротства, считают эксперты. «Не так важен закон, как его правоприменительная практика. Большинство должников являются градообразующими или сельскохозяйственными предприятиями, поэтому слабо верится в то, что с новым законом этих санаций по пять-семь и более лет больше не будет», — сказал начальник юридического отдела СЗАО «Серволюкс» Сергей Курадовец.

По его словам, новый закон направлен в первую очередь на сохранение предприятий, но не на возврат долгов. «В самом определении санации прямо говорится, что ее итогом не является расчет с кредиторами», — подчеркнул эксперт.

Нерешенной остается и проблема привлечения к субсидиарной ответственности. Основанием для привлечения к ней является только отчет антикризисного управляющего, а вот мнение кредиторов в расчет не берется. «Все чаще мы видим такую схему: документы за полгода до банк­ротства куда-то исчезают, затем управляющий сообщает, что их не нашел, и всё — оснований для привлечения к субсидиарной ответственности нет», — рассказал Сергей Курадовец.

Как следствие, в результате банкротств должников около 70 % кредиторов не получают ничего, около 15 % добиваются лишь частичной компенсации. Те, кому все же удается «выбить» долг, — это, как правило, банки и крупные предприятия.

Вернуть деньги можно. У небольших компаний тоже есть определенные шансы вернуть свои деньги в случае банкротства должника, уверен партнер адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» Андрей Вашкевич. Для этого, по его словам, необходимо прежде всего собрать все возможные данные о должнике. «Страна у нас маленькая. Даже не имея доступа к закрытым данным, только при помощи Интернета и, например, телефонного общения с другими кредиторами можно собрать очень много информации», — считает спикер.

Затем необходимо определить, каковы шансы на возврат долга. «Если шансов нет, то надо думать не о том, как добиться какой-то справедливости, отомстить и проч., а о том, как быстрее списать эту задолженность, сэкономить на налогах и т. д.», — подчеркнул Андрей Вашкевич.

Если же шансы все-таки есть, необходимо узнать, кем являются крупные кредиторы этого должника и как можно быть полезными им. Зачастую крупным кредиторам выгодно собирать мелких и помогать им формулировать требования. Это обусловлено прежде всего тем, что статьи, связанные с банкротством, имеют очень сложный порядок доказывания. Они требуют экономического анализа и значительного количества следственных действий.

«С этой точки зрения обращение физических лиц с заявлением о мошенничестве или хищении путем злоупотребления служебным положением часто оказывается более эффективным. Поэтому крупным кредиторам бывает выгодно собрать мелких и помочь им сформулировать требования», — рассказал эксперт.

В любом случае координация действий с другими кредиторами, пусть небольшими, но весьма активными, пойдет на пользу. «Практика такова, что, даже если есть сведения, что имущество выводилось из предприятия незаконно, нужно шесть-семь раз подать заявление, прежде чем начнется реальная проверка. Лучше кредиторам самим рассказать, где что искать и какие документы проверить», — отметил спикер.

С другой стороны, если кредиторов окажется слишком много, шансы на возврат долга будут невелики. Поэтому, если есть возможность продать свое требование, это стоит сделать, убежден эксперт.

«Если даже удастся выручить 10 копеек с рубля, нужно соглашаться. Лучше 10 % сейчас, чем непонятная сумма неизвестно когда или вообще ничего. К сожалению, справедливое распределение имущества между кредиторами при банкротстве имеет место быть лишь в глубокой теории», — констатировал Андрей Вашкевич.

Подписка на банкротство
27 сентября 2018
Экономический суд Витебской области решил прекратить санацию Подсвильского винзавода, признать его банкротом и открыть в отношении должника ликвидационное производство.
19 сентября 2018
Ликвидационная комиссия ОАО «Борисовский завод музыкальных инструментов» подала в Экономический суд Минской области заявление о банкротстве.
19 марта 2018
Такое решение принял экономический суд Могилевской области.
06 марта 2018
Либерализацией субсидиарной ответственности довольны не все. Оживленная дискуссия на эту тему прошла на днях в рамках Первого белорусского форума об антикризисном управлении и банкротстве.
04 февраля 2018
Значительная часть белорусского бизнеса все еще находится в плену предубеждений относительно процедур банкротства. Это мешает собственникам и менеджерам предприятий своевременно принимать решения о начале соответствующих процедур и становится причиной серьезных ошибок и финансовых потерь, отметила в интервью «БР» директор ООО «Антикризисное управление» Ольга РАЧКО.
15 августа 2017
Слово «банкротство» стало все чаще употребляться в отечественных экономических реалиях и все чаще применительно к известным компаниям. Однако директор департамента по санации и банкротству Министерства экономики Александр МИРОНИЧЕНКО утверждает, что нет никакого повода говорить о том, что страну «захлестнула волна банкротств».

Страницы