Май 16, 2017
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Архитектура стала придатком строительного комплекса, а архитектор — одной из проектных должностей в прагматичной цепочке проектирования, что негативно сказывается на градостроительстве. Такое мнение в интервью «БР» высказал директор ОАО «Институт «Минскгражданпроект» Олег БЫКОВСКИЙ.

 

— Архитектор должен быть творцом, знаковой фигурой. С его помощью общество реализует свои ожидания относительно образа жизни, формирует окружающее пространство, постигает прекрасное. Такое понимание, к сожалению, утрачено. Архитектор превратился в одну из должностей в прагматичной цепочке проектирования и строительства. В итоге нарушился порядок архитектурной и градостроительной деятельности. Каким будет облик отдельных зданий, а порой и целых территорий зачастую решают органы исполнительной власти, тогда как архитекторы лишь визируют их решения.

Подчеркну: все, о чем я говорю, — это моя личная точка зрения, и она могла бы быть дискуссионной. В прошлом году я несколько раз выступал в СМИ по схожим проблемам, но никакой официальной реакции на мои выступления не последовало. Вынужден констатировать, что в нашей стране не развивается архитектурная критика, без которой невозможно понимание, что такое хорошо и что такое плохо в облике наших городов.

— Олег Михайлович, можно ли говорить об отличиях белорусских архитекторов от зарубежных?

— Безусловно, разница есть, но она не в творческих способностях, а в роли и месте архитекторов. В развитых странах архитектор находится во главе процессов архитектуры, проектирования и зачастую строительства. На Западе именно в архитекторе заказчики видят творческую личность, способную реализовать их замысел. При этом к творческому потенциалу обязательно должен добавляться опыт управления проектными, а лучше — еще и строительными процессами.

Щепетильность в вопросах подбора специалистов такого рода понятна, ведь если, например, ошибку парикмахера можно исправить спустя несколько месяцев, то объекты архитектуры создаются на века. К тому же возведение зданий сопряжено со значительными инвестициями, и цена просчетов очень велика.

Как правило, заказчика не интересуют технические вопросы, конструктивные и инженерные особенности зданий. Он больше сосредоточен на цене, а также на функциональности и комфорте объекта. Условно говоря, у инвестора есть 100 млн долларов, он находит архитектора и передает этот бюджет ему в управление вместе с заданием на создание объекта.

У нас заказчики в большинстве своем не ставят перед архитектором комплексных задач исходя из бюджета стройки, а ограничиваются техническими аспектами объекта вроде площади, вместимости. В том числе по этой причине белорусские архитекторы, в отличие от иностранных, зачастую плохо ориентируются в экономике стройки.

Фрагментарность задач, возлагаемых на архитекторов, ожидаемо ухудшает результат. Вспоминается монолог Аркадия Райкина о плохо сшитом костюме. Один работник пришивал пуговицы. К ним претензий нет? Нет. Второй делал карман. К его работе тоже не придерешься. Вот только костюм получился кривым, и никто за это не отвечает. Так и в строительстве получается: все в процессе, а за результат не с кого спросить. Разве что с директора проектного института, который может и не быть архитектором по образованию.

Чтобы не было «кривых костюмов», вся полнота ответственности должна возлагаться на архитектора, который задумал произведение и проконтролировал его строительство.

— Создается впечатление, что в советские времена архитектор был более значимой фигурой при определении облика наших городов…

— Да, тогда каждые пять-десять лет принимались программные документы в сфере архитектуры, анализировались исторически сложившиеся подходы, делался прогноз тенденций. Иной была и роль архитектора. На заседания Союза архитекторов приходили первые лица ЦК КПБ.

Сейчас мы варимся в собственном соку. За последние двадцать лет не было проведено ни одного значимого совещания по ключевым вопросам развития архитектуры в Беларуси, не принято ни одного документа, способствующего повышению ее роли.

Да и должность архитектора все больше превращается из творческой в сугубо техническую. При сложившейся практике аттестации предприятий во главе оказался не творческий потенциал специалиста, а формальные признаки. Имеешь профильный диплом, прошел обучение в течение нескольких недель, ответил на несколько сотен вопросов — получил право стать главным архитектором проекта.

— Так может, вопросы архитектуры лучше отдать на откуп рынку с его склон­ностью к саморегулиро­ванию?

— Архитектура — продукт культуры, а рынок сам по себе не формирует культурный слой. Скорее, наоборот, погоня за коммерческой выгодой, псевдоэкономией, бесконтрольная реализация пожеланий застройщиков в архитектурных решениях могут привести к плачевным результатам. Примеры строительства некоторых жилых кварталов в России просто ужасают. Там не осталось пространства для жизни, нет дворовых территорий, не выдержаны даже минимальные требования к инсоляции. Это уже не дома, а какие-то ночлежки! Есть попытки воспроизвести нечто подобное и в Беларуси.

— В последние годы звучит много критики по поводу застройки Минска, мол, излишне увлеклись спальными районами, типовым строительством. Вы присоединяетесь к этой критике?

— Говорить, что у нас все плохо, было бы неправильно. В последние годы в Минске появилось много интересных объектов. Да, отношение к типовому крупнопанельному домостроению неоднозначное, но целенаправленная работа последних лет позволила существенно улучшить не только потребительские свойства, но и архитектурную выразительность застройки из таких зданий. Некоторым застройщикам КПД удается создавать действительно запоминающиеся образы, которые дополняются продуманным благоустройством дворовых территорий.

Ключевым архитектурным объектом остается проспект Независимости, несмотря на некоторые попытки его изменить. Вообще столицу трудно испортить. В советские времена в Минске была заложена качественная градостроительная структура, которая сегодня продолжает развиваться. Правда, если бы в основе этого развития находилось понимание высокого предназначения архитектуры, а люди, которые ее создают, прониклись чувством ответственности за последствия своей работы, то, уверен, у нас было бы гораздо больше поводов гордиться своей столицей.

Материал опубликован в №18 газеты "Белорусы и рынок" от 13 мая 2017 года. Оформить подписку

Подписка на Архитектура + архитектор + Быковский
18 апреля 2017
Бразильский архитектор Лоуренсо Жименес из бюро FGMF принял участие в урбанистическом преобразовании столичной улицы Октябрьской. Визит состоялся в рамках фестиваля урбан-арта Vulica Brasil. Своими профессиональными наблюдениями и опытом известный архитектор поделился с «БР».