Ноябрь 30, 2020

Алесь Алехнович: Перспективы белорусской экономики на будущее – худшие в регионе

Татьяна КАЛИНОВСКАЯ

Представитель Светланы Тихановской по экономическим реформам в интервью газете «Белорусы и рынок» раскрыл свое видение экономической ситуации в Беларуси и путей преодоления кризиса.  

Светлана Тихановская назначила своим представителем по экономическим реформам Алеся АЛЕХНОВИЧА, который получил европейское экономическое образование и сделал успешную карьеру в государственном и частном бизнесе в Польше.

Алесь Алехнович окончил магистратуру Варшавской школы экономики, где его научным руководителем был автор польских реформ Лешек Бальцерович. Затем после окончания магистратуры Лондонской школы экономики вернулся в Национальный банк Польши. Последние шесть лет работал в двух консалтинговых компаниях — McKinsey и Ernst&Young. Параллельно сотрудничал с аналитическим центром CASE Belarus, где прошел путь от стажера до заместителя директора. Полтора месяца назад Светлана Тихановская пригласила его в свой штаб. «Я, недолго думая, согласился и уволился из Ernst&Young, чтобы не было конфликта интересов и чтобы все свое время посвятить Беларуси. И вот последние полтора месяца работаю для штаба Светланы Тихановской, являюсь членом экономической группы Координационного совета, цель которой — выработка экономической программы для Беларуси», — рассказал Алесь Алехнович.

Свое видение экономической ситуации в Беларуси и путей преодоления кризиса он раскрыл в интервью газете «Белорусы и рынок».

— Ваш взгляд — немного со стороны. Какой вы видите экономику Беларуси, какие у нас самые сложные проблемы?

— За последние двенадцать лет Беларусь из быстрорастущей экономики стала стагнирующей, внутренний потенциал экономики в ее теперешнем состоянии очень низкий. К тому же в среднесрочной перспективе на Беларусь отрицательно действуют такие факторы, как налоговый маневр в нефтяной отрасли в России, низкие цены и низкий спрос на основные энергетические продукты, которые Беларусь поставляет на экспорт, пандемия, а также стагнация в России. Экономический рост в Беларуси сократился, но даже этот рост был очень нестабилен, с 2009 года пережили четыре кризиса: в 2009 году была 230-процентная девальвация, потом трехкратная девальвация 2011 года, потом валютный кризис в 2014 году и двухлетняя рецессия, и теперь еще одна рецессия. Из последних двенадцати лет шесть были кризисными.

Если сравнивать белорусскую экономику с экономикой стран ее «ровесников», которые 20—30 лет назад начали переход от социалистической экономики к рыночной (а таких стран почти 30), то Беларусь имеет один из худших показателей роста за последние 12 лет, и перспективы ее экономики на будущее — худшие в регионе.

В октябре Международный валютный фонд прогнозировал, что в 2020—2025 годах белорусская экономика будет расти в среднем на 0,7 % в год. Это в разы меньше, чем в Польше, Литве, Латвии и даже в России и Украине.

— Как отразится на экономике продолжающийся политический кризис?

— После действий властей, в частности после блокировки частных счетов, на которые пострадавшие от репрессий могли получить помощь от проекта By_help, люди начнут еще более решительно забирать депозиты из банков, а рублевые вклады снимать и переводить в валюту, также не возвращая в банковскую систему.

Депозиты в иностранной валюте в экономике за три месяца — август, сентябрь, октябрь — сократились на 8 %, почти на миллиард долларов. Если говорить о депозитах физических лиц, то люди сняли с валютных депозитов 18 % своих средств, или 1,2 млрд долларов. Нацбанк утверждает, что отток депозитов из банковской системы в сентябре, октябре и в начале ноября снизился, но мне кажется, что после блокировки частных счетов отток депозитов и средств с текущих счетов может ускориться.

Население утратило веру в стабильность национальной валюты. Курс доллара вырос на 26 %, и девальвация продолжится, так как у Нацбанка нет резервов для удержания курса (учитывая потребность в рефинансировании госдолга). Пока золотовалютные резервы выглядят неплохо, там 7,5 млрд долларов, но из них валютных резервов — неполных 3 млрд долларов, все остальное — менее ликвидные активы: СДР, драгоценные металлы. В августе во время протестов Нацбанк сократил свои золотовалютные резервы на 1,4 млрд долларов. Оставшиеся менее 3 млрд при сильном экономическом и политическом кризисе могут разойтись очень быстро.

Для такой небольшой экономики с нулевым потенциалом роста Беларусь имеет довольно большой долг сектора государственных финансов. На 1 июля внешний долг этого сектора составлял 27 млрд долларов, или 42 % ВВП. Если прибавить к нему внутренний долг, будет 31 млрд долларов, или почти 50 % ВВП. Чтобы платить и проценты, и тело кредита, Беларуси необходимо ежегодно до 4 млрд долларов. Так было в последние несколько лет, так будет и в   ближайшие несколько лет. Из этой суммы приблизительно 1 млрд мы выделяем из бюджета, а 3 млрд рефинансируем, то есть берем новые кредиты на покрытие старых.

Сейчас для Беларуси международные финансовые рынки закрыты, никто не даст денег под какой-либо разумный процент, международные финансовые институты остановили новые проекты с государственным сектором в Беларуси. И Китай пока не стремится помогать финансово. Остается рассчитывать на Россию, но, в отличие от так называемых медовых лет, когда Россия готова была во всем поддерживать Беларусь (правда, иногда, в конце года возникали конфликты по поводу цен на энергоносители, но они практически всегда решались положительно для Беларуси), теперь Россия не готова давать безусловные кредиты, то есть кредиты без политических и экономических условий для нашей страны, как то проведение конституционной реформы, интеграция монетарной или налоговой системы. От этого зависит, получит ли Беларусь оставшиеся транши российского кредита в 1,5 млрд долларов.

Эти проблемы еще не крах и не катастрофа, но все то полезное, что сделано Национальным банком и Министерством финансов для экономики за последние пять лет, пошло насмарку, потому что люди не доверяют ни белорусскому рублю, ни банковскому сектору, да и государству в целом.

— Еще одна проблема экономики — государственные предприятия. Вы не предлагаете радикальных методов ее решения вроде приватизации или банкротства. Как вы оцениваете состояние госпредприятий?

— Во время пандемии они работали на склад, так как не было заказов на внешних рынках и сократился спрос на внутреннем. Тем не менее заводы работали вовсю и наработали рекордный объем складских запасов за последние пять лет. Модернизация этих предприятий не привела ни к чему хорошему, наоборот, она подкосила их финансы, так как были взяты большие кредиты для увеличения производственных мощностей, но это не привело к выходу на новые рынки и улучшению финансового состояния. Практически на всех госпредприятиях занятость сократилась, власти не знают, что с ними делать: списывать долги или перераспределять их на государственный бюджет, госбанки или местные бюджеты?

При этом государство не решает фундаментальные проблемы этих предприятий — не повышает заинтересованность руководства в финансовых результатах, не вводит открытые финансовые отчеты, не разделяет функции государства как регулятора и собственника. У этих государственных предприятий есть потенциал, их эффективность можно повысить даже в условиях государственной собственности, не говоря уже о приватизации, но государство из-за политических, идеологических убеждений не делает этого. Поэтому решение проблем белорусской экономики зависит от того, как быстро будет разрешен политический кризис.

— Что предлагают экономисты, которые сотрудничают со Светланой Тихановской и с Координационным советом?

— Когда в Беларуси установится новая власть, то в области экономики она должна сделать две вещи: одновременно провести макроэкономическую стабилизацию и институциональные реформы.

Видение институциональной реформы было опубликовано в открытом письме экономистов к белорусской общественности на странице https://beleconomy.com. Есть консенсус между белорусскими экономистами, которые живут в Беларуси и за границей, работают и в частном секторе, и в государственных вузах. Многие подписались под этим письмом, и, если новой демократической власти понадобятся их знания, они всегда готовы помочь.

Что касается макроэкономической стабилизации, то все будет зависеть от состояния экономики, от того, когда начнется выход из кризиса. Но на сегодняшний день, считаю, надо сделать несколько шагов: поддержать и экономику, и государство во времена пандемии. Поддержать в том числе туристический бизнес, кафе, гостиницы. Их проще поддержать, чем в будущем лишиться налогов и рабочих мест в этом секторе. Второй пункт — инвестиции в здравоохранение. Сейчас есть много возможностей для привлечения инвестиций и поддержки здравоохранения. Эти средства можно получить бесплатно в форме гранта или под низкий процент. Их выделяют Всемирный банк, МВФ, Еврокомиссия. Например, ВБ готов поддерживать страны на 160 млрд долларов, а МВФ — до 1 трлн долларов.

Нужно поддержать частный бизнес, используя международные финансовые институты, но не в нынешних политических обстоятельствах. В другой ситуации можно было бы привлекать миллиарды для частного бизнеса на рыночных условиях и грантовое финансирование крупных государств, чтобы программы поддержки для белорусского бизнеса были дешевыми.

Самое же главное сегодня — остановить политические репрессии, освободить политзаключенных, провести новые, свободные выборы, наказать преступников. Пока этого не будет, ни о каких экономических реформах не может быть и речи.

Подписка на Все
25 января 2021
Приорбанк сообщил о затруднениях в работе банкоматов финансового учреждения.
25 января 2021
Согласно данным Белстата, номинальная начисленная средняя зарплата в декабре 2020 года составила рекордные 1 474,6 рубля.
25 января 2021
Произошедшее сокращение преференций ПВТ значимо для 50 % резидентов парка, нейтрально для 36,8 %. При этом нежелание работать с Беларусью, высказанное после 9 августа рядом зарубежных потенциальных контрагентов, значимо для 53,6 % резидентов ПВТ и для 32,7 % нерезидентов.
25 января 2021
Введение биометрических документов в Беларуси перенесли с 30 апреля на более поздний срок.
25 января 2021
В Беларуси по состоянию на 25 января зарегистрировано 238 тыс. 635 человек с положительным тестом на коронавирус.
25 января 2021
Картины развития экономики страны на 2021 год власти рисуют если не радужными, то как минимум почти такими же живописными, как на 2020­-й. Но насколько они реалистичны? Не окажутся ли воздушными замками? Не скрутит ли их в очередную инфляционно­-девальвационную спираль, которая смерчем вынесет деньги из карманов белорусов?

Страницы